Понедельник, 05.12.2016, 01:22

     



ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ
МЕНЮ САЙТА

МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА

НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
ЛОМОНОСОВ [21]
ПУШКИН [37]
ПУШКИН И 113 ЖЕНЩИН ПОЭТА [80]
ФОНВИЗИН [24]
ФОНВИЗИН. ЖИЗНЬ И ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ [8]
КРЫЛОВ. ЕГО ЖИЗНЬ И ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ [6]
ГРИБОЕДОВ [11]
ЛЕРМОНТОВ [74]
ЛЕРМОНТОВ. ОДИН МЕЖ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ [131]
НАШ ГОГОЛЬ [23]
ГОГОЛЬ [0]
КАРАМЗИН [9]
ГОНЧАРОВ [17]
АКСАКОВ [16]
ТЮТЧЕВ: ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК И КАМЕРГЕР [37]
ИВАН НИКИТИН [7]
НЕКРАСОВ [9]
ЛЕВ ТОЛСТОЙ [32]
Л.Н.ТОЛСТОЙ. ЖИЗНЬ И ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ [16]
САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН [6]
ФЕДОР ДОСТОЕВСКИЙ [21]
ДОСТОЕВСКИЙ. ЕГО ЖИЗНЬ И ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ [7]
ЖИЗНЬ ДОСТОЕВСКОГО. СКВОЗЬ СУМРАК БЕЛЫХ НОЧЕЙ [46]
ТУРГЕНЕВ [29]
АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ [20]
КУПРИН [16]
ИВАН БУНИН [19]
КОРНЕЙ ЧУКОВСКИЙ [122]
АЛЕКСЕЙ КОЛЬЦОВ [8]
ЕСЕНИН [28]
ЛИКИ ЕСЕНИНА. ОТ ХЕРУВИМА ДО ХУЛИГАНА [2]
ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ [25]
МАРИНА ЦВЕТАЕВА [28]
ГИБЕЛЬ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ [6]
ШОЛОХОВ [30]
АЛЕКСАНДР ТВАРДОВСКИЙ [12]
МИХАИЛ БУЛГАКОВ [33]
ЗОЩЕНКО [42]
АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН [16]
БРОДСКИЙ: РУССКИЙ ПОЭТ [31]
ВЫСОЦКИЙ. НАД ПРОПАСТЬЮ [37]
ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО. LOVE STORY [40]
ДАНТЕ [22]
ФРАНСУА РАБЛЕ [9]
ШЕКСПИР [15]
ФРИДРИХ ШИЛЛЕР [6]
БАЙРОН [9]
ДЖОНАТАН СВИФТ [7]
СЕРВАНТЕС [6]
БАЛЬЗАК БЕЗ МАСКИ [173]
АНДЕРСЕН. ЕГО ЖИЗНЬ И ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ [8]
БРАТЬЯ ГРИММ [28]
АГАТА КРИСТИ. АНГЛИЙСКАЯ ТАЙНА [12]
СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ [33]
ФРИДРИХ ШИЛЛЕР [24]
ЧАРЛЬЗ ДИККЕНС [11]
СТЕНДАЛЬ И ЕГО ВРЕМЯ [23]
ФЛОБЕР [21]
БОДЛЕР [21]
АРТЮР РЕМБО [28]
УИЛЬЯМ ТЕККЕРЕЙ [9]
ЖОРЖ САНД [12]
ГЕНРИК ИБСЕН [6]
МОЛЬЕР [7]
АДАМ МИЦКЕВИЧ [6]
ДЖОН МИЛЬТОН [7]
ЛЕССИНГ [7]
БОМАРШЕ [7]

Статистика

Форма входа


Главная » Файлы » СТРАНИЦЫ МОНОГРАФИЙ О ПИСАТЕЛЯХ И ПОЭТАХ » ФРАНСУА РАБЛЕ

Глава V
19.01.2016, 17:00

Около этого времени скончался папа Климент VII, и преемник его Павел III дал кардинальскую шапку парижскому епископу Жану Дю Белле. Дю Белле отправился в Рим и снова взял с собою Рабле. Это второе пребывание их в Риме было не более продолжительно, чем первое, и Рабле опять воспользовался им для научных занятий, в особенности для изучения арабского языка. Из Рима он вел деятельную переписку со своим другом и покровителем епископом Мальзе. К сожалению, до нас дошли лишь немногие из этих интересных писем. Посылая семена разных неизвестных во Франции овощей и цветов, Рабле дает подробные сведения о том, как, когда и на какой земле их сеять и в то же время с полною откровенностью и бесцеремонностью сообщает обо всем, что происходит на его глазах в Риме, сообщает как посторонний, беспристрастный свидетель, которого не трогает ни положение папского престола, ни разные политические интриги.

Интриги эти охватывали в то время все государства Европы, и узлом их был Рим. Протестантское движение распространялось все более и более в Германии и Швейцарии; Англия окончательно отпадала от католичества, в среде самого католичества шло сильное брожение умов, стремившихся к обновлению церкви без разрушения старых устоев; папа Павел III громко говорил о необходимости уничтожения еретиков и призывал государей Европы на борьбу с ними, а между тем боялся, как бы Карл V, одержав над ними окончательную победу и успокоив Германию, не приобрел слишком большой силы, господствующего влияния на европейские дела и втайне сочувствовал Франциску I. Франциск, сохраняя видимую дружбу с папою и с императором, поддерживал деньгами и советами протестантских князей и заключил союз с Генрихом VIII, королем Англии, отлученным папою от церкви. Во всех мелких княжествах и республиках Италии шла ожесточенная борьба партий, из которых каждая искала покровительства или папы, или императора, или короля французского. Турки овладели Венгрией и грозили Вене. Во всех государствах Европы собирались с народа подати для войны против них, протестанты ненавидели их не меньше, чем католики, а между тем каждый успех их оружия приносил выгоду протестантскому движению, отвлекая силы Карла V от борьбы с еретиками; христианский государь Франциск I посылал тайных агентов предлагать союз и дружбу султану Солиману, христианская республика Венеция находилась в самых близких связях с ним.

В 1535 году Карл V призвал всех христианских государей принять участие в походе против мусульманских корсаров, главным предводителем которых был Хайреддин Барбаросса, получивший от Солимана в ленное владение Тунис и северное побережье Африки. Эти корсары были грозою Средиземного моря: они захватывали купеческие корабли, грабили острова и прибрежные страны, увозили в плен мужчин, похищали женщин. Борьба с ними считалась священною войною, в некоторой степени крестовым походом. Но Генрих VIII не мог идти на Барбароссу в союзе со своим постоянным неприятелем; Франциск, желавший втайне победы мусульманскому оружию, уклонился под разными более или менее благовидными предлогами, и император предпринял поход один со своими испанскими, немецкими и итальянскими войсками. Он одержал ряд блестящих побед, взял приступом Тунис, поставил свои гарнизоны в нескольких гаванях африканского берега, освободил 20 тысяч христианских пленников и с торжеством вернулся в Италию. Итальянские города приветствовали его как триумфатора, мелкие владетельные князья спешили к нему на поклон и делали его верховным судьею своих распрей; астрологи издавали брошюры, в которых ему предсказывались новые победы, новая слава; папа готовил ему торжественную встречу в Риме.

Вот как описывает Рабле эти приготовления: «Уже весь город наполнен испанцами, и император, кроме своего постоянного посланника, прислал к папе еще чрезвычайного, чтобы известить его о своем приезде. Папа уступает ему половину дворца и весь бург Св. Петра для его слуг; он заказал сделать 3000 постелей, так как в городе нельзя купить такого количества после нашествия ландскнехтов; он сделал запас сена, соломы, овса, ячменя, насколько мог достать, и закупил множество вина. Я думаю, что все это будет стоить ему дорого и что он охотно бы обошелся без этого ввиду его сильной бедности, которая бросается в глаза. Римляне еще не знают, как им держать себя: много раз собирались совещания сенаторов, консерваторов и губернаторов, но они не могут столковаться. Император через своего посланника сообщил, что не хочет, чтобы его слуги жили бесплатно, но что он предоставляет папе устроить их по своему усмотрению, а это-то и заботит папу. Он очень хорошо понимает, что подразумевается под этими словами: император хочет убедиться в его дружбе по тому приему, какой он сделает ему и его слугам».

В другом письме, сообщая о возвращении папских легатов, убедивших императора отсрочить свой приезд на месяц, Рабле говорит: «Если бы у меня было столько экю, сколько папа готов дать индульгенций тому, кто отсрочит это посещение на пять или на шесть лет, я был бы богатейшим человеком. В городе делаются большие приготовления к приему императора; по приказанию папы проведена новая дорога, по которой он поедет через ворота Св. Себастиана, под древними триумфальными арками Константина, Веспасиана, Тита и проч., мимо дворцов Св. Марка и Фарнезе в замок Св. Ангела. Чтобы провести и сравнять эту дорогу, разрушили более 200 домов и три или четыре церкви. Многие считают это дурным предзнаменованием. Жаль видеть все эти разрушенные дома; собственники их не получили за них ни вознаграждения, ни платы».

Вот что пишет Рабле по поводу денежных дел папы и императора: «Сегодня сюда вернулся герцог Феррарский, ездивший на встречу к императору в Неаполь. Не знаю, удалось ли ему уладить дело по своей инвеституре, но говорят, что он не особенно доволен императором. Думаю, что ему придется порастрясти экю, оставленные ему покойным отцом, и что оба: и папа, и император, – знатно пощиплют его». В другом письме, по поводу того же герцога Феррарского, он говорит: «Он не мог прийти к соглашению с папой, который требовал у него слишком большой суммы за инвеституру его земель. Поэтому он поехал к императору, который обещал ему склонить папу на уступки, если он вернется к себе домой, предоставив ему вести все дело и не станет платить папе условленных денег прежде, чем получит извещение. Штука в том, что император нуждается в деньгах и ищет их повсюду. Приехав сюда, он, очевидно, станет требовать их у папы. Он будет доказывать ему, что вел все войны против турок и Барбароссы для безопасности Италии и папы и что папа обязан дать ему субсидию. Папа ответит, что у него нет денег, и приведет явные доказательства своей бедности. Тогда император убедит его, что он может поплатиться не из своего кошелька, а деньгами герцога Феррарского, которые можно получить посредством простого „Fiat". Вот какими тайными путями ведутся здесь дела».

Вращаясь постоянно в придворных сферах Рима, Рабле, конечно, знал разные интимные стороны папской жизни. Впрочем, о них, очевидно, совершенно свободно толковали среди высшего духовенства. Вот что он пишет между прочим: «Вы спрашиваете, монсиньор, о синьоре Петре-Лоизе Фарнезе – законный или незаконный он сын папы. Знайте, что папа никогда не был женат; значит, синьор этот несомненно незаконный. У папы была сестра необыкновенная красавица. Теперь еще показывают во дворце, во флигеле Соммистов, образ Богоматери, списанный, говорят, с нее. Она была замужем за одним дворянином, двоюродным братом синьора Рансе, и когда муж был на войне, в Неаполитанском походе, папа Александр видался с нею. Синьор Рансе, узнав об этом, сообщил своему двоюродному брату, убеждая его, что он не должен терпеть такого бесчестия своей семье со стороны папы-испанца и что сам он этого не намерен допускать. В конце концов он ее убил. Папа Павел III плакался на свое горе перед папой Александром VI, который, чтобы его утешить, сделал его кардиналом, несмотря на его молодость, и доставил ему многие другие выгоды. Одно время папа содержал римскую даму из дома Руффине, от которой он имел дочь, вышедшую замуж за синьора Божа, графа Санта-Фиоре; ее сын сделан одним из маленьких кардиналов под именем кардинала Санта-Фиора; от нее же он имел сына, вышеупомянутого Петра Луи, о котором вы спрашиваете и который женился на дочери графа де Сервелл и имеет множество детей; между прочим, маленький кардинальчик Фарнезе – его сын».

Рабле воспользовался своим пребыванием в Риме, чтобы легализировать свое положение, которое до тех пор было очень шатким. Он самовольно оставил орден бенедиктинцев и монашеское звание, занимался науками и врачебным искусством, путешествовал, держал себя как совершенно свободный человек, не связанный никакими обетами. Такой образ жизни был для него возможен только благодаря его сильным покровителям и каждую минуту мог навлечь на него преследование духовных властей. Он обратился к папе с прошением, так называемым «supplicatio pro apostasia», признался, что покинул монастырь и вел бродячую жизнь и просил святого отца дать ему полное прощение грехов, позволение снова надеть платье бенедиктинцев, поселиться в одном из монастырей этого ордена и заниматься с разрешения настоятеля монастыря врачебным искусством исключительно по человеколюбию, без всякого расчета на выгоду и в границах, полагаемых каноническими правилами для лиц духовного звания, т. е. без применения огня и железа. Несколько влиятельных кардиналов поддержали его просьбу, и папа, который вообще благосклонно смотрел на людей науки, согласился исполнить ее. «Принимая во внимание, – говорится в его грамоте, – ваше рвение к религии, к науке и к литературе, честную жизнь и безупречную нравственность, мы снисходим на вашу просьбу и разрешаем…»

Рабле с большою радостью сообщает своему корреспонденту, что ему удалось уладить это дело даром, без взяток, заплатив только чиновникам, составлявшим необходимые официальные бумаги, что он все время держался на строго законном основании, не прибегая даже к покровительству кардинала Дю Белле и французского посланника, предлагавших похлопотать за него.

Торжественный въезд Карла V в Рим отсрочился до апреля 1536 года. Император жил все время в Неаполе, заключая союзы, набирая свежие войска, стараясь всеми правдами и неправдами добыть как можно больше денег и продолжая уверять Франциска I в своей неизменной дружбе. Франциск в это время мечтал об одном: о присвоении себе Милана, от которого он отказался по Камбрейскому договору. В конце 1535 года герцог миланский Франческо Сфорца умер, и Франциск двинул свои войска в Савойю и Пьемонт. Но Карл убедил его, что он может получить Милан не посредством завоевания, а посредством брачного союза, женив своего младшего сына на дочери императора. Франциск поверил этим обещаниям и остановил свои войска. Между тем Карл, окончив все военные приготовления, вступил в Рим триумфатором по той великолепной дороге, которую приготовил ему папа ценою разрушенных зданий. Упоенный славою недавно одержанной победы над неверными и лестью окружающих, чувствуя в своем распоряжении громадную и материальную, и нравственную силу, император находил, что ему не стоит больше хитрить со своим соперником, что ему можно громко высказать свои замыслы. Через несколько дней после въезда в Рим он в торжественном заседании папской консистории, в присутствии немецких и итальянских князей, кардиналов и посланников произнес речь, которая всех изумила. Эта речь была настоящим обвинительным актом против Франциска. Карл уличал его в нарушении трактатов, в сношениях с Солиманом и Барбароссою, в поддержке еретиков, представлял его ренегатом, человеком, на слово которого нельзя положиться. Он уверял, что если разгорится война, то в этом будет виноват исключительно король, который без всякого основания послал войска свои в Пьемонт, между тем как он, император, предлагал мирным путем отдать Милан его младшему сыну.

Весь тон речи был в высшей степени оскорбителен для французского короля и в то же время настолько высокомерен и заносчив, что равнялся объявлению войны. Французские послы при римском дворе потребовали у императора объяснения. Карл со своею обычною двуличностью стал уверять их, что они не так его поняли, что он, может быть, несколько увлекся, а на самом деле не питает враждебных замыслов против их государя. Кардинал Дю Белле, присутствовавший при произнесении речи, понимал, что король должен как можно скорее и точнее узнать ее содержание; между тем он видел, что послы, под влиянием объяснений Карла, готовы в своих донесениях смягчить и сгладить ее. Тогда он, пользуясь своею великолепною памятью, записал почти дословно все, что говорил император, и, не доверяя никаким курьерам, решил сам отвезти свою записку в Париж. Так как внезапный отъезд и поспешное путешествие кардинала могли возбудить подозрения и даже заставить врагов принять меры к задержанию его, то он вышел из Рима тайно, переодевшись в простое платье, и через восемь дней был в столице Франции. Сопровождал ли его Рабле в этом поспешном путешествии, мы не знаем, но, во всяком случае, он оставался недолго после него в Италии и летом 1536 года был вместе с ним в Париже.

Категория: ФРАНСУА РАБЛЕ | Добавил: admin | Теги: книга про Франсуа Рабле, биография Франсуа Рабле, монографии про писателей, сайт для филологов, монография про Франсуа Рабле
Просмотров: 106 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
ВИДЕОУРОКИ
ОБУЧАЮЩИЕ ФИЛЬМЫ ПО
   РУССКОМУ ЯЗЫКУ

ОТКРЫТЫЕ УРОКИ ДМИТРИЯ
   БЫКОВА

СКАЗКА

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

ЛЕКЦИИ ПО РУССКОЙ
   ЛИТЕРАТУРЕ


ВИДЕОУРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ В
   11 КЛАССЕ


ПИСАТЕЛЬ КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ТВОРЧЕСТВО ГОГОЛЯ

ТВОРЧЕСТВО САЛТЫКОВА-
   ЩЕДРИНА


ТВОРЧЕСТВО НЕКРАСОВА

ЛИТЕРАТУРА ВОЕННЫХ ЛЕТ

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ПИСАТЕЛЯ

ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

***

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. ХХ ВЕК

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
***

ЛИТЕРАТУРНЫЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА БОЛЬШОЙ
   СЦЕНЕ



ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРОБА ПЕРА

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

"УЧИТЕЛЬ  СЛОВЕСНОСТИ"
РЕКОМЕНДУЕТ








ПАН ПОЗНАВАЙКО


Презентации к урокам


портрет Пушкина
ВЫШИВАЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ
Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Copyright MyCorp © 2016  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0