Вторник, 17.10.2017, 04:56

     



ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ
МЕНЮ САЙТА

МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА

НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
ПРОВЕРОЧНЫЕ ТЕСТЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ [125]
ПРЕЗЕНТАЦИИ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [93]
ПРЕЗЕНТАЦИИ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ [189]
ПРЕЗЕНТАЦИИ ПО ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ [45]
РУССКИЙ ЯЗЫК В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ [109]
ВНЕКЛАССНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ [207]
КИМ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [161]
СТРАНИЦЫ МОНОГРАФИЙ О ПИСАТЕЛЯХ И ПОЭТАХ [1699]
ПЕРСОНАЛЬНЫЙ УГОЛОК ПИСАТЕЛЯ [523]
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКТ К УРОКАМ ЛИТЕРАТУРЫ [157]
ТЕМАТИЧЕСКОЕ ОЦЕНИВАНИЕ ДОСТИЖЕНИЙ УЧЕНИКОВ [46]
ПРОМЕЖУТОЧНАЯ АТТЕСТАЦИЯ В НОВОМ ФОРМАТЕ. 6 КЛАСС [41]
ЗАЧЕТНЫЕ ПРОВЕРОЧНЫЕ РАБОТЫ ПО ЛИТЕРАТУРЕ [10]
МИР ФРАЗЕОЛОГИИ [423]
ПРИНЦИПЫ И ПРИЕМЫ АНАЛИЗА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ [60]
ПРЕПОДАВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ. МЕТОДИЧЕСКИЕ СОВЕТЫ [462]
ПОДГОТОВКА К ЕГЭ ПО ЛИТЕРАТУРЕ. РУССКАЯ КЛАССИКА [21]
ЭЛЕКТИВНЫЙ КУРС "ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА". 10-11 КЛАССЫ [12]
ПРАКТИКУМ ПО ЛИТЕРАТУРЕ [60]
ТИПОВЫЕ ЗАДАНИЯ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ЕГЭ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [52]
ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ [115]
ГОТОВИМ УЧЕНИКОВ К ЕГЭ [92]
100 ДНЕЙ ДО ЕГЭ ПО ЛИТЕРАТУРЕ. ЭКСПРЕСС-ПОДГОТОВКА [102]
ПРОВЕРОЧНЫЕ И КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [72]
ПРОФИЛЬНЫЙ КЛАСС [68]
К ПЯТЕРКЕ ШАГ ЗА ШАГОМ [309]
КОНТРОЛЬНЫЕ И ТЕСТОВЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [91]
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [37]
ПИСАТЕЛИ, ИЗМЕНИВШИЕ МИР [53]
ОПОРНЫЕ КОНСПЕКТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [29]
ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ [12]
РАБОЧИЕ МАТЕРИАЛЫ К УРОКАМ РУССКОГО ЯЗЫКА [14]
ТВОРЧЕСТВО ПУШКИНА В РИСУНКАХ ДЕТЕЙ [25]
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ЛИТЕРАТУРНОМУ ПРОИЗВЕДЕНИЮ [58]
ИЛЛЮСТРАЦИИ К ЛИТЕРАТУРНЫМ ПРОИЗВЕДЕНИЯМ [56]
КРЫЛАТЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ В СТИХАХ И КАРТИНКАХ [210]
ВИДЕО-УРОКИ [238]
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ВСЕХ. КЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ! [86]
ПСИХОЛОГИЗМ РУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ [12]
ПАДЕЖИ, ВРЕМЕНА, ЗАПЯТЫЕ... [6]
ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ДЕТЕКТИВЫ НИКОЛАЯ ШАНСКОГО [187]
КОНТРОЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ В ФОРМАТЕ ЕГЭ [12]
ДИДАКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ГИА В 9 КЛ [19]
ДИДАКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ЕГЭ [57]
ЕГЭ-2016 ПО ЛИТЕРАТУРЕ [20]
ВХОДНЫЕ ТЕСТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ. 5 КЛАСС [11]
ТЕСТЫ ДЛЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ НАВЫКОВ ПРАВОПИСАНИЯ [30]
ЛИТЕРАТУРА СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА [102]
ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ [436]
ОГЭ ПО ЛИТЕРАТУРЕ [17]
ЗАДАНИЯ НА ПОНИМАНИЕ ТЕКСТА. 6 КЛАСС [24]
ЗАЧЕТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ НА ОСНОВЕ ТЕКСТА [8]
ДИДАКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ ПО ЛИТЕРАТУРЕ [113]
ЮНЫМ ЧИТАТЕЛЯМ [25]
ГИА ПО ЛИТЕРАТУРЕ [13]
ИЗУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА ПИСАТЕЛЯ В ШКОЛЕ [35]
ЯЗВКОВЫЕ ИГРЫ [32]
ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ [78]
ОБУЧЕНИЕ ПЕРЕСКАЗУ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЛИТЕРАТУРЫ, ЖИВОПИСИ И МУЗЫКИ [26]
РУССКАЯ ДРАМАТУРГИЯ КОНЦА ХХ ВЕКА [8]
ЗАГАДКИ РУССКОГО ЯЗЫКА [76]
СТО САМЫХ ВАЖНЫХ ТЕМ ПО ЛИТЕРАТУРЕ. ПОДГОТОВКА К ЕГЭ [100]

Статистика

Форма входа


Главная » Файлы » ОБУЧЕНИЕ ПЕРЕСКАЗУ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЛИТЕРАТУРЫ, ЖИВОПИСИ И МУЗЫКИ

ПРИЕМЫ ПЕРЕСКАЗЫВАНИЯ
21.02.2017, 18:28

Если бы только логика определяла структуру изложения, то тексты на одну и ту же тему строились бы одинаково. Реально этого не происходит, так как автор учитывает не только содер­жание, но и слушателя-читателя, трансформирует материал в соответствии с конкретной целевой установкой.

И тогда на помощь автору пересказа приходят эмоциональ­но-эстетические конструктивные приемы, которые организуют содержание текста и одновременно являются средством созда­ния речевой выразительности. При этом экспрессивность кон­структивных приемов принципиально отличается от экспрессив­ности стилеобразующих элементов языка. Экспрессивность пос­ледних несут языковые единицы сами по себе, независимо от речи (поэтому они описываются в стилистике языка). Экспрес­сивность же конструктивных приемов — это экспрессивность построения.

Понятие «эмоционально-эстетические приемы пересказа» можно рассматривать как обозначение любого вида перекоди­рования первичного текста, вызывающего эффект эмоциональ­ного переживания. Так, например, рассказ может быть представ­лен в виде сценария фильма.

Фрагменты сценария по рассказу И. С. Тургенева «Муму»

По разбитой, с глубокими колеями дороге с редкими вет­лами по сторонам идет на закате дня человек. Идет навстречу зрителю. Идет, странно размахивая руками, то убыстряя, то за­медляя шаг.

Золотистая рожь в последних лучах заходящего солнца. Ти­шина нарушается лишь хором цикад.

Все ближе и ближе человек, и вот уже весь он хорошо ви­ден. Высокий, атлетического сложения русский крестьянин. Крупные черты лица. Русая борода и усы. Голубые глаза. Лицо кривят гримасы. Человек что-то мычит. Он нем.

Замолкают цикады. Человек присаживается на придорожный камень у верстового столба и погружается в воспоминания.

Картины детства. Мальчишки, крестьянские дети дразнят его — немого мальчонку, и он уходит в заросли тальника и пла­чет от обиды.

Вот другая картина-видение: он подросток. Пашет с отцом землю. Тошая лошаденка. Согбенный старик-отец.

А вот вечерние гуляния девок и парней на околице села, и он в стороне от всех с завистью смотрит на веселящуюся молодежь.

Герасим встает и продолжает свой путь. Смотрит на обла­ка, причудливо напоминающие своими очертаниями злую ста­руху. И воспоминания-видения продолжаются.

...Вот вся деревня встречает барыню. Она внимательно смот­рит на Герасима и что-то говорит старосте. Тот согласно кивает головой, угодливо изогнувшись перед властной старухой.

А дальше сборы. И какая-то девушка провожает глазами ухо­дящего вслед за подводами Герасима. Он оборачивается. Долго стоит и, махнув рукой, уходит, догоняя подводы.

Москва. Старая. Шумная.

С любопытством рассматривает Герасим большой город. Он немного растерян.

А вот и дом с колоннами. Большой барский дом. Дворня вы­бегает поглядеть на деревенских мужиков, разгружающих подводы.

Первая ночь в тесной каморке. Не спится.

Раннее утро. Герасим метет двор, носит воду из колодца, рубит дрова.

Летят дни. Опавшую листву на дворе сменяет снег. А вот и сугробы оседают в лучах весеннего солнца. А Герасим делает одно и то же свое дело: убирает двор, носит воду, рубит дрова. Как машина. Как робот.

Ночь. Герасим останавливается у стога сена и ложится, подстелив сена, закинув руки за голову.

Измученное лицо. Герасим затихает. И продолжаются виде­ния...

Элементы эмоционально-эстетического перекодирования на основе сравнения можно найти в описании музыкальных про­изведений, как, например, в описании Героической симфонии Л. Бетховена, фрагмент которого приведен ниже.

Л. Бетховен. Героическая симфония

В 1789 г. штурм Бастилии восставшим народом явился нача­лом Великой французской революции. Весь мир, затаив дыха­ние, следит за победным шествием французских полков во главе с Наполеоном Бонапартом. Восторгается им и Бетховен. Свою Третью симфонию он и посвящает первоначально защитнику мо­лодой республики — Наполеону. А позже он нарекает ее Героичес­кой симфонией, сочиненной в память Великого Человека, со­здавая собирательный образ тысяч безымянных героев революции. Написана она в 1804 г.

С чем сравнить это его творение? С прекрасным полотном, на котором художник изобразил могучего героя?

Но сочинения Бетховена — это больше, чем живописное по­лотно! В нем нет движения, а Бетховенская симфония им полна!

Но, может быть, сравнить ее с театральным спектаклем? Нет! Она неизменно шире. В театре зритель видит только кусок жизни и всего лишь горстку людей — тех, что способна уместить сцена. А в героическом сочинении, создаваемом сейчас Бетховеном, за героем идут массы. Весь народ поднимается на отважный бой.

В этом бою он несет утраты, сраженный герой падает, и траурный марш провожает его.

Человек может погибнуть. Но не это главная мысль сочинения.

В оркестре звучат новые голоса. Молодость вторгается на ис­торическую арену и подхват ывает знамя из рук павших героев. На смену горечи утраты приходит решимость.

В завершающей части симфонии слышится победа. Торжеству­ющий звон рисует нам безграничную радость победившего наро­да. Будто шагает войско под сенью знамен, и вслед за ним народ­ные массы. Вот прибегают дети. Ликование все возрастает. Су­ровый бой был не напрасен. Радость вернулась в мир.

Все это скажет Героическая симфония каждой впечатлитель­ной душе...

Сочетание рационально-конструктивных и эмоционально-эс­тетических приемов пересказывания дает возможность по-раз­ному представлять один и тот же оригинал и делает нас сво­бодными от необходимости держаться эталонного прецедента.

Приведем примеры различных вариантов пересказа одного и того же материала.

Ф. Шиллер. «Разбойники»

Сцена первая

Действующие лица: граф фон Моор и его младший сын Франц.

В центре сцены — интрига: Франц читает письмо, написан­ное якобы другом семьи — стряпчим из Лейпцига — о небла­говидном, недостойном поведении старшего сына, позорящем семью Мооров, славная история которой насчитывает более семи столетий.

На самом же деле письмо это написано самим Францем, желающим остаться единственным наследником и жениться на девушке, которая любит не его, Франца, а старшего брата — Карла.

По ходу сцены выясняются и причины подлинной интри­ги: Карл — красив, умен, удачлив, отзывчив, Франц — урод­лив, завистлив, невезуч, я, главное, он духовно нищ и несос­тоятелен.

Какие цели ставит Франц, начиная свою интригу? Их не­сколько: убить душу старого Моора, усугубить болезнь старика и свести его в могилу, принудить отца отречься от старшего сына, а затем самому «законно» завладеть всем состоянием.

Это содержание первой сцены.

А вот различные варианты ее пересказа.

Характеристика тематического поля

В первой сцене «Разбойников» Ф. Шиллера всего два действу­ющих лица — Франц Моор и его отец, но эта сцена является ключевой для дальнейшего развития действия, так как в ней содержится завязка сюжета и характеризуются действующие в сцене персонажи.

Действие начинается в замке Мооров. Франц приносит и читает отцу письмо якобы от стряпчего из Лейпцига, в кото­ром тот сообщает о «позорных похождениях» Карла — старше­го сына графа Моора.

По ходу чтения Франц, нагнетая чувство стыда за позорное поведение Карла, заставляет отца отречься от старшего сына и проклясть его. А написать письмо, сообщающее старшему сыну об этом, берется сам.

В заключительном монологе Франца читатель и зритель уз­нают о том, что Франц делает все, чтобы отторгнуть Карла и от родительского дома, и от любимой девушки, что письмо, прочитанное им в начале сцены отцу, было написано им самим и что Франц переступит через все, что преграждает ему дорогу к богатству и власти, к которым он давно стремится. А все, кто мешает ему (а это его старший брат и старый отец, который, по мнению Франца, «зажился на этом свете»), должны быть ус­транены с его пути любыми средствами. Он говорит: «Я выкор­чую все, что преграждает мне дорогу к власти». Эта фраза — лишь малая часть заключительного монолога Франца Моора, одного из действующих лиц драмы Ф. Шиллера «Разбойники». Этим мо­нологом завершается первая сцена драмы, сцена, являющаяся ключевой для раскрытия характера двух действующих лиц — Франца Моора и его старого отца, владетельного графа.

Так кто же он — Франц? Что можно сказать о нем после пер­вой сцены? Что мы уже знаем о нем?

Это он, Франц, читает старому отцу собственноручно со­стряпанное письмо якобы о беспутном поведении своего стар­шего брата Карла. Это он продуманными репликами постепен­но подводит немощного графа к мысли том, что нужно отречься от старшего сына. Это он, Франц Моор, обещает отцу написать Карлу письмо, которое «не слишком расстроило бы брата». И именно этот последний монолог позволяет увидеть его истин­ное лицо — лицо злобного, завистливого и подлого человека, стремящегося достичь власти любой ценой.

Пересказ-размышление

«Здоровы ли вы, отец? Вы так бледны...».

«Я опасаюсь за ваше здоровье».

«Повиноваться вам — мой первый печальный долг».

«Ваша жизнь — для меня оракул, которого я вопрошаю пе­ред любым начинанием; Ваша жизнь — зеркало, в котором я все созерцаю. Для меня нет долга, даже самого священного, ко­торого бы я не нарушил, когда дело идет о вашей бесценной жизни. Верите ли вы мне?» — все эти высказывания принадле­жат младшему сыну графа Моора — Францу, начинающему ин­тригу, в результате которой его отцу и брату уготована смерть.

Германия. Замок. Разговор старого графа Моора и его млад­шего сына Франца. Сын читает отцу письмо, якобы написан­ное стряпчим из Лейпцига, в котором тот пишет о старшем сыне графа — Карле.

Что же «пишет» о Карле стряпчий? Карл, оказывается, сде­лал долгу на сорок тысяч дукатов, обесчестил дочь богатого банкира, смертельно ранил на дуэли ее жениха, молодого дво­рянина, а потом с семью товарищами бежал от рук правосу­дия, и его голову оценили в крупную сумму. И теперь все ста­нут указывать пальцем на Мооров, и на род (незапятнанный на протяжении семи веков) ляжет позор.

«Верите ли вы мне?»... Думается, не зря эта фраза прозвуча­ла в самом начале разговора. Разговора старого отца с «любя­щим» младшим сыном. Но станет ли действительно любящий сын убеждать отца отказаться от второго сына — своего родно­го брата? Будет ли вообще заботливый сын читать престарело­му отцу письмо такого рода или постарается уберечь его от стра­даний и переживаний?

И чем вообще вызвано это желание уберечь семью от позо­ра ценой отречения от старшего брата?

Обо всем этом мы узнаем в монологе Франца, который за­вершает первую сцену первого действия драмы Ф. Шиллера «Раз­бойники»,

Оказывается, Франц сам написал это письмо, желая убрать с дороги брата, которому он уступает во всем: и по уму, и по душевным качествам, и внешне, — и довести до могилы боль­ного отца. Франц знает, что отец всегда больше любил Карла. Карла любит и прекрасная Амалия, которая живет в замке и не обращает на Франца никакого внимания.

Франц рвется к власти и богатству и готов убрать с пути любого, кто мешает ему в этом. Вот так и завязывается драма.

«Верите ли вы мне?» Верит, к сожалению.

Создание текстового ожидания

Два мальчика. Два родных брата. Один старше.

Один гоняет по лугам и горам с уличными мальчишками, выпрашивает у отца деньги и бросает их в шапку первого встреч­ного нишего. Второй в это время молится.

Один охотнее читает жизнеописания Юлия Цезаря и Алек­сандра Македонского. Второй читает житие кающегося Товия.

Один проливает слезы при виде любого страдания. Второй молится.

Один красив, умен, силен и ловок, его любят женщины. Второй уродлив, и любит его только старый отец.

Какой из этих братьев станет более примерным сыном, оп­равдает надежды родителей, станет им опорой в старости, про­должит более чем семисотлетнюю славу рода?..

Итак, братья. Старший — Карл Моор и младший — Франц. Сыновья владетельного франконского графа Моора. Что им де­лить? Оказывается, есть что.

Обратимся к первой сцене. Младший, Франц, читает отцу письмо, в котором старый друг отца, стряпчий из Лейпцига, сообщает о недостойном поведении старшего сына, Карла: сын задолжал огромную сумму, обесчестил девушку, убил челове­ка, собрал банду и скрылся от рук правосудия. На старинный род ложится пятно позора. Франц советует отцу отречься от стар­шего сына и тем самым вернуть того на путь добродетели. Ве­рится, что человек, который провел детство в молитвах и чте­нии житий святых, может дать такой совет.

Но вот отец в горе уходит и оставляет младшего сына одно­го, взяв с него обещание, что тот напишет брату письмо не слиш­ком жестокого содержания. И что слышит зритель? Оказывает­ся, что письмо — письмо от имени стряпчего — написал сам Франц. Зачем? Он рвется к власти, богатству и готов достичь своей цели любой ценой — даже ценой смерти отца и брата.

Продолжит ли кто-нибудь из братьев славу древнего рода? Об этом мы узнаем из следующих действий драмы.

Призыв к сопредставлению, соразмышлению, сопереживанию

Есть ли у вас брат? Старший или младший, неважно; мо­жет быть, вы с ним близнецы. Но даже если у вас нет брата, попробуйте представить себе, что у вас есть родной брат. А те­перь попробуйте представить, сможете ли вы его предать? И не просто предать, а оклеветать родного брата, да так, чтобы ваши родители прокляли того, которого они тоже любили, так же, как и вас, и отвернулись от него? Пожалуй, не сможете. Но есть и другие.

А теперь подумайте: что нужно сказать родителям в таком случае, какие слова нужно подобрать и в какую минуту их ска­зать, чтобы они отреклись от родного ребенка? От ребенка, которого они любили, может быть, даже чуточку больше вас, причем любили с самого рождения, и не год, не два, а всю жизнь. От ребенка, на которого они, как и всякие родители, возлагали свои надежды. От того, кто должен быть стать им опо­рой в старости, с чьим именем продолжался их род и кто мог продолжить их дело.

Франц Моор нашел такие слова. Так кто же он — Франц Моор? Он — брат. Родной брат. Младший брат Карла Моора и один из двух сыновей владетельного немецкого графа фон Мо­ора, чей род в течение семи веков был одним из самых почи­таемых родов в Германии.

Именно с этим, младшим из братьев, мы и знакомимся в первой сцене первого действия драмы Ф. Шиллера «Разбойни­ки». Почему же Шиллер начал драму со сцены с младшим, когда героем драмы по праву является старший брат, Карл? Очевид­но, потому, что именно эта сцена является решающей для даль­нейшего развития сюжета.

Так что же это за сцена? Вот ее содержание. В зале старин­ного замка, рядом с креслом стареющего отца Франц читает письмо, полученное якобы от стряпчего из Лейпцига. Стряпчий сетует на неблаговидное поведение старшего сына графа, Кар­ла. Франц не просто читает письмо, он перемежает чтение сво­ими репликами, которые с каждым словом становятся все яз­вительней и безжалостней.

Что же мы узнаем из письма о Карле? То, что он задолжал кому-то сорок тысяч дукатов, что он обесчестил дочь богатого банкира, что он убил на дуэли ее жениха, а затем собрал шай­ку разбойников и сбежал от рук правосудия.

Поступки, прямо скажем, ужасные. Но многие родители любят своих детей и не отрекаются от них и после того, как те совершают куда более гнусные вещи. Так какие же слова нахо­дит Франц, чтобы подтолкнуть отца к отречению от сына? Вот они:

«Этот мальчик ввергнет нас в позор и гибель».

«О, если бы он не носил имени Мооров!»

«Отец... ищите себе другое имя, или все мальчишки и тор­говцы... станут указывать на вас пальцами»,

«Вам не избыть горя, покуда у вас этот сын. Оно подточит вашу жизнь».

«Любовь к нему заставляет вас страдать». «Он ставит на карту славу своих предков, не запятнанную на протяжении семи сто­летий».,.

Казалось бы, забота о чести рода, забота об отце. Но разве будет заботливый человек безжалостно читать отцу такое о лю­бимом сыне? И только ли заботой продиктовано стремление отдалить Карла от отца?

Ответы на эти вопросы мы находим здесь же, в монологе Франца, который завершает первую сцену. В монологе, который он произносит, когда остается один, и в котором раскрывает всю суть своей натуры.

Оказывается, это он написал письмо. Франц с детства зави­дует старшему брату: тот умнее, сильнее, красивее его. Карла любит прекрасная девушка, на Франца же она не обращает ни­какого внимания. А он, Франц, хочет всего: власти, богатства, любви. И он решает добиться всего, устранив со своего пути все препятствия любой ценой. Даже ценой подлости и коварства.

Удастся ли ему это? И правда ли, что напридумывал Франц о своем старшем брате Карле? Об этом мы узнаем из следую­щих сцен драмы.

Пересказ с установкой на литературоведческое осмысление

«Разбойники» — одна из наиболее известных драм великого немецкого поэта и драматурга Ф. Шиллера. Это драма в пяти действиях.

В Словаре литературоведческих терминов сообщается, что одной из характернейших черт драмы является тенденция к выявлению драматизма внутреннего мира личности, вступаю­щей в конфликт с враждебными ей силами или преодолеваю­щей противоречия в собственной духовной, психологической сфере. Романтический герой в драме — чаще всего человек нео­бычной судьбы, и действует он в исключительных обстоятель­ствах.

Изображение больших страстей, острых конфликтов героя с окружающей средой, мастерство в изображении душевных вол­нений, осознанного трагизма человеческой личности — вклад романтиков в развитие драмы. Соответствует ли это определе­ние пьесе немецкого драматурга-романтика?

Обратимся к первой сцене первого действия драмы. В ней всего два действующих лица: старый граф — фон Моор — вла­детельный дворянин, чей род снискал себе славу на протяже­нии семи веков, и его младший сын — Франц. Сын читает отцу письмо, полученное якобы от стряпчего из Лейпцига, в кото­ром тот рассказывает о Карле Мооре — старшем сыне графа.

Казалось бы, обычная семейная сцена. Но с каждой строкой страсти накаляются, зарождается конфликт. А дальше все судь­бы — необычны, все обстоятельства — исключительны, страс­ти — огромны, душевные волнения — бесконечны и трагичны.

Кто они — герои этой драмы? Это граф Моор — несчаст­ный старик, бесконечно любящий старшего сына Карла и пове­ривший клевете, опозорившей его любимца; отец, который до­верял младшему сыну, Францу, заточившему его позже в под­земелье без пищи и воды. Это далее — Карл Моор — старший из братьев, оклеветанный младшим братом, проклятый отцом, собравший шайку разбойников и из-за клятвы, данной им, за­коловший кинжалом женщину, которую любил он и которая любила его. Это, наконец, Франц Моор — младший сын графа, завязавший интригу, добившийся смерти отца и старшего брата и в конце концов удавившийся. Не забудем и Амалию фон Эдельрейх, погибшую от руки мужчины, которого она любила...

Но обратимся к первой сцене первого действия, с которой все началось. В этой сцене один из героев произносит монолог, передающий его душевное состояние. Что мы узнаем из моно­лога? Оказывается, письмо, порочащее старшего брата и поверг­шее отца в отчаяние, написал сам Франц. Он, младший в се­мье и не слишком любимый, смертельно завидует старшему брату, которому по наследству должна перейти большая часть графства; завидует старшему брату, которого сильнее любит отец, который красивее, умнее, удачливее. Это старшего бра­та, а не его, Франца, любит и прекрасная Амалия, живущая в замке графа. И он, Франц, решает подлостью и коварством за­воевать мир, в котором, как он считает, такие, как он, и дол­жны властвовать. И для достижения этой цели он не останав­ливается ни перед чем — ни перед смертью отца и брата, ни перед обманом любимой женщины.

Но обо всем этом мы узнаем в следующих действиях драмы.

Даже при беглом прочтении всех вариантов пересказа пер­вой сцены драмы Ф. Шиллера «Разбойники» можно увидеть, как сильно они отличаются друг от друга, поскольку отличаются приемы, легшие в основу каждого варианта пересказа. Благодаря разнообразию этих приемов мы можем выбирать способ пере­сказа сообразно обстоятельствам, а также интересам и возмож­ностям наших слушателей.

Категория: ОБУЧЕНИЕ ПЕРЕСКАЗУ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЛИТЕРАТУРЫ, ЖИВОПИСИ И МУЗЫКИ | Добавил: admin | Теги: развитие речи школьников пересказ, устрое пересказывание, пересказывание, обучению пересказу, методические рекомендации учителю р
Просмотров: 90 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
ВИДЕОУРОКИ
ОБУЧАЮЩИЕ ФИЛЬМЫ ПО
   РУССКОМУ ЯЗЫКУ

ОТКРЫТЫЕ УРОКИ ДМИТРИЯ
   БЫКОВА

СКАЗКА

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

ЛЕКЦИИ ПО РУССКОЙ
   ЛИТЕРАТУРЕ


ВИДЕОУРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ В
   11 КЛАССЕ


ПИСАТЕЛЬ КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ТВОРЧЕСТВО ГОГОЛЯ

ТВОРЧЕСТВО САЛТЫКОВА-
   ЩЕДРИНА


ТВОРЧЕСТВО НЕКРАСОВА

ЛИТЕРАТУРА ВОЕННЫХ ЛЕТ

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ПИСАТЕЛЯ

ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

***

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. ХХ ВЕК

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
***

ЛИТЕРАТУРНЫЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА БОЛЬШОЙ
   СЦЕНЕ



ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРОБА ПЕРА

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

"УЧИТЕЛЬ  СЛОВЕСНОСТИ"
РЕКОМЕНДУЕТ








ПАН ПОЗНАВАЙКО


Презентации к урокам


портрет Пушкина
ВЫШИВАЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ
Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Copyright MyCorp © 2017  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0