Суббота, 10.12.2016, 05:59

     



ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ
МЕНЮ САЙТА

МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА

НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
АНАЛИЗИРУЕМ ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ [182]
ПЕСЕННАЯ ПОЭЗИЯ [27]
О РУССКОМ СТИХОСЛОЖЕНИИ [5]

Статистика

Форма входа


Главная » Статьи » АНАЛИЗ НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ » ПЕСЕННАЯ ПОЭЗИЯ

ОБ АВТОРСКОЙ ПЕСНЕ И ПЕСЕННОЙ ПОЭЗИИ ВОСХОЖДЕНИЯ

О поэтической формуле продолжения восхождений в авторской песне и песенной поэзии восхождения

Одной из ключевых тем авторской песни является тема восхождений человека к вершинам мужества, достоинства красоты, человечности. Соединившись сначала с военной темой, а после с темой гор, где при восхождении на вершины и при подготовке к ним нередко происходило и восхождение людей к более высокому человеческому состоянию, тема человеческих восхождений в авторской песне получила наибольшее развитие.

Устремление к совершению и продолжению восхождений наиболее сильно и емко выразил Владимир Высоцкий в песне «Прощание с горами». Строки «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» стали афоризмом авторской песни, одним из нравственных ориентиров для ее последователей.

Однако каждая новая эпоха, отличающаяся по настрою от предыдущей, требует уточнения ведущих поэтических и нравственных формул, если те не были всеобъемлющи. Необходимо это и в случае приведенной выше поэтической формулы продолжения восхождений.

Формула «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» была верна для людей, уже открывших в себе Человека среди испытаний Великой Отечественной войны и тоталитарного режима и стремившихся почувствовать себя Человеком еще и еще раз. Происходило это в том числе во время горных восхождений, где каждый проверяется на бесстрашие, дружбу, человечность и утверждает их в себе.

Но как быть тем, кто в своей жизни еще ни разу не был Человеком — кто не был в горах жизни, не испытал внутренних преодолений и не открыл в себе Человека? Сразу, приняв на веру чужой опыт, шагнуть в реальность горных восхождений жизни трудно. Поэтому для большей части нынешнего поколения последователей АП формула «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал» молчит. Я имею в виду, что большинство из этого поколения последователей авторской песни не обладает этим внутренним опытом, не живет так.

Кроме того, в этой формуле по большому счету отсутствует устремление к развитию. В ней не сказано, что следующие вершины должны быть выше. И потому она зовет лишь к повторению ощущения себя Человеком на уже достигнутом уровне, а не к достижению более высоких уровней человеческой высоты. Рано или поздно такая постановка вопроса ведет к упадку. Ведь движение авторской песни, как и любая живая система, не может стоять на месте — оно или развивается, или деградирует.

Также, в песне Владимира Высоцкого «Прощание с горами» наряду с рассматриваемой поэтической формулой несколько раз повторяется мысль о неизбежном возвращении с вершин обратно, вниз. Если для восхождений на физические горы это и справедливо, то при нравственном, человеческом восхождении, достигнув реальных вершин, нужно идти не вниз (утрачивая достигнутое), а вверх — к еще большим достижениям.

Сейчас нужны понятие и формула, включающие в себя и возможность развития для тех, кто уже открыл в себе Человека, и возможность приближения к этому открытию для остальных. Таким понятием является восхождение человека. Восхождение человека может начинаться с небольших, но систематичных шагов вверх, посильных для каждого конкретного человека, и продолжаться ко все более высоким вершинам. Ведь самый большой путь начинается с одного шага вперед. Самое большое восхождение начинается с одного шага вверх.

Поэтическая формула продолжения восхождений человека на новом, более высоком уровне развития духовно-нравственной песенной поэзии — в песенной поэзии восхождения — может звучать так: «лучше вершин могут быть лишь вершины, которые выше зовут». Привожу здесь текст своей песни «Горы восхождений человека», в которой эта поэтическая формула применена.

Есть горы, где все восхождением дышит —

И травы, и скалы, и снег.

Идут здесь к вершинам, кто хочет стать выше,

Прекраснее как человек.

Зовут вверх пути, где так сильно и тонко

Идут, восхожденье любя,

Где каждый шаг вверх достигается только

Прямым улучшеньем себя.

Здесь к мужеству лишь человечность продвинет —

Они здесь лишь вместе живут.

Здесь лучше вершин могут быть лишь вершины,

Которые выше зовут.

И чтобы идти к ним с достигнутых раньше,

Пути восхожденья ведут

Не вниз, не на спуск — только вверх, еще дальше

В непознанную высоту.

О поэзии, выражающей переживание, и поэзии, выражающей знание

В настоящее время часто всю поэзию, передающую личный опыт автора, принято называть лирикой. Но это неправильно. Лирика по определению — это поэзия, выражающая личные переживания автора. Однако внутренний опыт жизни автора состоит не только в его переживании различных ситуаций, но и в осознании сути и законов жизни, как своей личной, так и человеческого общества, и мира.

Часто поэтические произведения, выражающие знание сути и законов жизни, ее явлений и событий, содержат в себе и выражение переживаний по поводу этого знания. В этом случае еще можно отнести такие произведения к лирике, хотя лирические они только отчасти. Но существуют поэтические произведения, передающие знание явлений и событий жизни, ее законов и не передающие переживания автора по этому поводу. Ярким примером поэтического произведения такого типа может служить поэтический текст «Песни о друге» Владимира Высоцкого.

Если друг оказался вдруг

И не друг, и не враг, а так,

Если сразу не разберешь,

Плох он или хорош, —

Парня в горы тяни — рискни,

Не бросай одного его,

Пусть он в связке одной с тобой —

Там поймешь, кто такой.

Если парень в горах не ах,

Если сразу раскис — и вниз,

Шаг ступил на ледник — и сник,

Оступился — и в крик, —

Значит, рядом с тобой — чужой,

Ты его не брани — гони:

Вверх таких не берут и тут

Про таких не поют.

Если ж он не скулил, не ныл,

Пусть он хмур был и зол, но шел,

А когда ты упал со скал,

Он стонал, но держал,

Если шел он с тобой как в бой,

На вершине стоял хмельной,

Значит, как на себя самого,

Положись на него.

Здесь автор передает не свои переживания по поводу поведения другого человека, а знание того, кем является человек, ведущий себя тем или иным образом, и как нужно с ним поступать. Именно это знание автор считает ценным. Ради выражения этого знания и написана песня.

Такие поэтические произведения не могут быть отнесены к лирике и потому являются поэтическими произведениями другого типа. В отличие от лирики, выражающей переживания автора, я называю такую поэзию философско-сознательной, в том смысле, что она выражает не переживания, а знание жизни, ее явлений, событий и законов.

Рассмотрим лирику и философско-сознательную поэзию. Начнем с лирики. По определению лирика — это поэзия, выражающая переживания, чувствования автора. Но чувства бывают двух видов: эмоциональные и духовные. Соответственно и лирика делится на эти два вида.

Эмоциональные чувства расположены по шкале «наслаждение — страдание». Наслаждение сопровождается положительными эмоциями: радостью, восторгом. Страдание сопровождается отрицательными эмоциями: грустью, тоской, отчаянием.

Ярким примером лирического поэтического текста является текст песни Юрия Визбора «Наполним музыкой сердца»:

Наполним музыкой сердца!

Устроим праздники из буден.

Своих мучителей забудем…

Вот сквер — пройдемся ж до конца.

Найдем любимейшую дверь,

За ней — ряд кресел золоченых,

Куда с восторгом увлеченных

Внесем мы тихий груз своих потерь.

«Какая музыка была,

Какая музыка звучала!»

Она совсем не поучала,

А лишь тихонечко звала.

Звала добро считать добром

И хлеб считать благодеяньем,

Страданье вылечить страданьем,

А душу греть вином или огнем.

И светел полуночный зал.

Нас гений издали заметил

И, разглядев, кивком отметил

И даль иную показал.

Там было очень хорошо,

И все вселяло там надежды,

Что сменит мир свои одежды,

Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля, ля-ля…

В этой песне передаются положительные эмоциональные переживания автора по поводу описываемых событий: радость, восторг. Но существуют также лирические поэтические произведения, передающие отрицательные эмоциональные переживания: грусть, тоску, отчаяние.

Духовная лирика выражает переживание духовных чувствований. Духовными являются чувства внутренней сути явлений и событий, себя самого, жизни: чувство собственного достоинства, мужество, чувство истины, часто называемое интуицией, и т. д. Сконцентрированность на внутренней сути делает духовные чувства не связанными с эмоциональными переживаниями. Другое дело, что эмоциональное переживание может в ряде случаев сопровождать духовное переживание, но это далеко не всегда.

Ярким примером духовной лирики является стихотворение Марины Цветаевой «В черном небе слова начертаны»:

В черном небе — слова начертаны —

И ослепли глаза прекрасные…

И не страшно нам ложе смертное,

И не сладко нам ложе страстное.

В поте — пишущий, в поте — пашущий,

Нам знакомо иное рвение:

Светлый огонь, над кудрями пляшущий, —

Дуновение — вдохновения!

Здесь выражено переживание духовного состояния вдохновения, поднимающего автора над наслаждениями и страданиями и связанными с ними положительными и отрицательными эмоциями. Именно «и не страшно нам ложе смертное, и не сладко нам ложе страстное». В русской поэзии достаточно много таких стихотворений. Духовная лирика явно присутствует и в широко известном стихотворении Александра Пушкина «Пророк»,[42] и в стихотворении Максимилиана Волошина «Пролог».

Пролог

Ты держишь мир в простертой длани,

И ныне сроки истекли…

В начальный год Великой Брани

Я был восхищен от земли.

И на замок небесных сводов

Поставлен, слышал, смуты полн,

Растущий вопль земных народов,

Подобный реву многих волн.

И с высоты недостижимой

Низвергся Вестник, оку зримый,

Как вихрь сверлящей синевы,

Огнем и сумраком повитый,

Шестикрылатый и покрытый

Очами с ног до головы.

И, сводом потрясая звездным,

На землю кинул он ключи,

Земным приказывая безднам

Извергнуть тучи саранчи,

Чтоб мир пасти жезлом железным.

А на вратах земных пещер

Он написал огнем и серой:

«Любовь воздай за меру мерой,

А злом за зло воздай без мер».

И, став как млечный вихрь в эфире,

Мне указал весы:

«Смотри,

В той чаше — мир; в сей чаше — гири:

Все прорастающее в мире

Давно завершено внутри».

Так был мне внешний мир показан

И кладезь внутренний разъят.

И, знаньем звездной тайны связан,

Я ввержен был обратно в ад.

Один среди враждебных ратей —

Не их, не ваш, не свой, ничей —

Я — голос внутренних ключей,

Я — семя будущих зачатий.

В обоих стихотворениях переживание соприкосновения с духовной сутью не связано с эмоциональными переживаниями: не сопровождается ни восторгом, ни ужасом, ни радостью, ни печалью.

Теперь перейдем к рассмотрению поэзии, выражающей знание. Философско-сознательная поэзия выражает знание жизни, ее явлений, событий и законов. Философско-сознательная поэзия бывает двух видов, соответствующих двум видам передачи знания. Первый вид передачи знания и соответствующий вид философско-сознательной поэзии — интеллектуальный. Интеллект наблюдает жизнь, ее явления и события со стороны. Поэтому интеллектуальное знание выражает явления через перечисление признаков и через логические связи с другими явлениями и не выражает внутреннюю суть явления и ее связь с сутью других явлений.

Ярким примером интеллектуальных поэтических текстов философско-сознательной поэзии служат поэтические тексты ряда песен Александра Дольского. Приведем текст его песни «Когда тебе опять…»

Когда тебе опять и пусто, и печально,

В глазах покоя нет, а в мыслях высоты,

Ты вспомни, что в тебе нет боли изначально,

А только трение мечты и суеты.

И если слезы есть, старайся в одиночку

Их выплакать до дна и к людям не спеши,

И мужество не в том, чтобы поставить точку,

А чтобы претерпеть рождение души.

И если так с тобой случится не однажды,

То с каждым разом легче будет этот миг.

Жестоки чувства одиночества и жажды,

Но страшно, если ты к ним вовсе не привык.

Досадно, если ты, надеясь на подспорье,

В ответ не получил желанной сослезы.

Но в сотню раз страшней, когда, испив от горя,

В чужую исповедь ты смотришь на часы.

И если нет того, о чем мечтал вначале,

И высота пути на уровне травы,

Люби все то, что есть: и страхи, и печали,

И путь обычный свой, и вздохи, и увы.

И меры счастью нет, и смысла в обладаньи —

Все сквозь тебя, как космос, тихо протечет.

И оправданье жизни только в состраданьи,

В желаньи размышлять — другое все не в счет.

Рассмотрим первый куплет поэтического текста этой песни. Здесь, во-первых, только интеллектуал мог посоветовать в трудную минуту вспомнить о каких-то явлениях и процессах в себе, не связанных с нужной внутренней сутью, вместо того чтобы делать что-то конкретное, утверждая нужную суть. И мужество здесь определяется не через свою внутреннюю суть, а через связь с другими явлениями, в которых оно, по мнению автора, присутствует или отсутствует.

Вообще, интеллектуальное знание не всегда достоверно. Присутствие признаков, обычно сопровождающих явление, не всегда означает присутствие самого явления. Так, о приведенном выше примере выражения мужества через связи с другими явлениями можно сказать следующее. Если рождение души требует предельного, может быть, опасного напряжения сил, то для того, чтобы его пройти, требуется присутствие мужества. Но, привыкнув к таким новым рождениям, человек их проходит все легче (о чем и говорится дальше в этой песне). И тогда человек может «претерпевать рождения души» не потому, что у него есть мужество и он может это вытерпеть, а из интереса к результату рождения, или из устремления к предполагаемому положительному результату. Поэтому нельзя признать всегда верным, что мужество в том, чтобы претерпеть рождение души. Когда-то это так, а когда-то нет.

Все вышесказанное не делает песни Александра Дольского слабыми или заурядными. Тексты приведенной здесь и ряда других его песен сильны, ярки, индивидуальны. Комментарии же о недостатках передачи знания относятся к особенностям самого интеллектуального способа передачи знания, так как он сам по себе не всегда достоверен. Пользуясь интеллектуальным способом передачи знания, автор надеется, что читатель и слушатель будет читать между строк и из всех возможных вариантов выберет тот, при котором высказываемые утверждения верны. Таким образом автор заставляет читателя и слушателя самостоятельно мыслить, осознавая те события и стечения обстоятельств, при которых высказанные утверждения верны, а также в ряде случаев настраивает читателя и слушателя на то, чтобы жить так.

В интеллектуальных текстах философско-сознательной поэзии часто отсутствует простота. Фразы порою эстетически утонченны, часто усложненно витиеваты. Часто в интеллектуальных текстах отсутствует внутреннее единство, когда без особого ущерба для произведения можно убрать часть перечислений логических связей и признаков или добавить еще несколько. Нередко автор увлекается перечисляемыми признаками и связями самими по себе и уходит в сторону от основной мысли. В этом случае в интеллектуальных текстах отсутствует цельность, когда не все части текста служат выражению главной мысли, а некоторые части являются отвлеченными от нее. Все эти особенности исходят из того, что в интеллектуальных текстах философско-сознательной поэзии явления выражаются не через свою внутреннюю суть, а через перечисление признаков и логических связей с другими явлениями.

Вторым видом передачи знания о жизни, ее явлениях, событиях и законах, и соответствующим ему видом философско-сознательной поэзии является сердечный. Сердце воспринимает явления жизни, пребывая во взаимодействии с ними (единстве или противоборстве). Но воспринимает оно не внешние признаки и связи, а внутреннюю суть явлений. Поэтому сердечная философско-сознательная поэзия выражает знание сути жизни, ее явлений и событий, знание законов, связывающих или разделяющих внутреннюю суть разных явлений. И выражает это сердечная философско-сознательная поэзия просто и цельно. Простота исходит из прямого обращения к сути явления, что делает ненужными сложные окольные пути выражения явления. Цельность также имеет основанием прямое обращение к выражаемой сути и объединение в ней всех частей произведения.

Ярким примером поэтического текста сердечной философско-сознательной поэзии является текст песни Булата Окуджавы «Совесть, благородство и достоинство»:

Совесть, благородство и достоинство —

Вот оно, святое наше воинство.

Протяни к нему свою ладонь.

За него не страшно и в огонь.

Лик его высок и удивителен.

Посвяти ему свой краткий век.

Может, и не станешь победителем,

Но зато умрешь как человек.

Здесь совесть, благородство и достоинство не определяются через признаки, сопутствующие им, а сразу выражается связь их сути с сутью человека — что они составляют святое воинство человека, за которое «не страшно и в огонь». Эта же мысль подтверждается и дальше высказыванием о том, что посвятив свой краткий век этому святому воинству, «умрешь как человек» — то есть сохранишь себя как человека на протяжении всей жизни. Замечание же о признаках этого святого воинства — «лик его высок и удивителен» — является сопутствующим замечанием, но не средством определения этого святого воинства через эти признаки. (Иначе было бы сказано, что совесть, благородство и достоинство существуют там, где лик высок и удивителен. Но этого нет в песне Булата Окуджавы.)

Философско-сознательная поэзия изначально является внутренним стержнем авторской песни, так как авторская песня родилась из необходимости высказать не переживания, а правду о том, как можно сохранить в себе Человека и быть Человеком среди самых суровых жизненных испытаний, а также о том, кто такой Человек и как он живет. Поэтому авторская песня внесла в русскую поэзию ряд образцов философско-сознательной поэзии, не смешанной с лирикой. Философско-сознательная поэзия является стержнем и для песенной поэзии восхождения, выражающей внутреннюю суть восхождения человека, знание о том, что сопровождает человека на пути восхождения. Хотя ни авторская песня, ни песенная поэзия восхождения не отвергает и лирику.

Отдельные образцы философско-сознательной поэзии, не смешанной с лирикой, были в русской поэзии и до авторской песни. Одним из них является стихотворение Максимилиана Волошина «Поэту»:

1

Горн свой раздуй на горе, в пустынном месте над морем

Человеческих множеств, чтоб голос стихии широко

Душу крылил и качал, междометья людей заглушая.

2

Остерегайся друзей, ученичества шума и славы.

Ученики развинтят и вывихнут мысли и строфы.

Только противник в борьбе может быть истинным другом.

3

Слава тебя прикует к глыбам твоих же творений.

Солнце мертвых — живым она надмогильный камень.

4

Будь один против всех: молчаливый, тихий и твердый.

Воля утеса ломает развернутый натиск прибоя.

Власть затаенной мечты покрывает смятение множеств!

5

Если тебя невзначай современники встретят успехом —

Знай, что из них никто твоей не осмыслил правды:

Правду оплатят тебе клеветой, ругательством, камнем.

6

В дни, когда Справедливость ослепшая меч обнажает,

В дни, когда спазмы любви выворачивают народы,

В дни, когда пулемет вещает о сущности братства,

7

Верь в человека. Толпы не уважай и не бойся.

В каждом разбойнике чти распятого в безднах Бога.

Оба вида философско-сознательной поэзии — и интеллектуальная, и сердечная — являются духовными, так как именно дух устремляет человека к познанию. Но эти два вида философско-сознательной поэзии соответствуют различным стадиям познания.

1. Сначала человек не знает ничего об изучаемом явлении.

2. Затем, анализируя первый опыт наблюдения явления, он определяет признаки явления, его связи с другими явлениями. Такое знание не всегда достоверно, так как присутствие признаков и других явлений, обычно сопровождающих явление, не всегда означает присутствие самого явления.

3. И наконец, вступая в прямое сердечное взаимодействие с явлением, человек познает его внутреннюю суть. Сердечное знание достоверно, так как сердце чувствует внутреннюю суть явления, от которой оно неотделимо.

Категория: ПЕСЕННАЯ ПОЭЗИЯ | Добавил: admin (25.06.2013)
Просмотров: 436 | Теги: песенная-поэзия, авторская песня, бардовская песня, направления авторской песни, тематика авторских песен, анализируем авторские песни | Рейтинг: 5.0/1
ВИДЕОУРОКИ
ОБУЧАЮЩИЕ ФИЛЬМЫ ПО
   РУССКОМУ ЯЗЫКУ

ОТКРЫТЫЕ УРОКИ ДМИТРИЯ
   БЫКОВА

СКАЗКА

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

ЛЕКЦИИ ПО РУССКОЙ
   ЛИТЕРАТУРЕ


ВИДЕОУРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ В
   11 КЛАССЕ


ПИСАТЕЛЬ КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ТВОРЧЕСТВО ГОГОЛЯ

ТВОРЧЕСТВО САЛТЫКОВА-
   ЩЕДРИНА


ТВОРЧЕСТВО НЕКРАСОВА

ЛИТЕРАТУРА ВОЕННЫХ ЛЕТ

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ПИСАТЕЛЯ

ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

***

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. ХХ ВЕК

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
***

ЛИТЕРАТУРНЫЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА БОЛЬШОЙ
   СЦЕНЕ



ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРОБА ПЕРА

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

"УЧИТЕЛЬ  СЛОВЕСНОСТИ"
РЕКОМЕНДУЕТ








ПАН ПОЗНАВАЙКО


Презентации к урокам


портрет Пушкина
ВЫШИВАЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ
Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Copyright MyCorp © 2016  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0