Четверг, 08.12.2016, 12:52

     



ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ
МЕНЮ САЙТА

МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА

НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
ВЫСТУПЛЕНИЕ ПЕРЕД ПУБЛИКОЙ [19]
КОНТРОЛЬНЫЕ ТЕСТЫ ПО КУЛЬТУРЕ РЕЧИ [10]
УПРАЖНЕНИЯ ПО КУЛЬТУРЕ РЕЧИ [17]
СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ОБЩЕНИЯ [21]
СЛОВАРЬ ОШИБОК РУССКОГО ЯЗЫКА [29]
ЗАДАНИЯ ПО КУЛЬТУРЕ РЕЧИ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ [40]
РЕЧЕВОЙ ЭТИКЕТ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ [6]

Статистика

Форма входа


Главная » Статьи » КУЛЬТУРА РЕЧИ » СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ОБЩЕНИЯ

Приемы защиты от некорректных замечаний

Их великое множество, багаж пополняется вместе со словарным запасом и накоплением социального опыта. Приведем самые распространенные. Еще раз отметим: они не для каждодневного использования, а для защиты от хамства, попыток унизить, оскорбить и пр., и потому на строгий взгляд сами не совсем лояльны. Однако не будем забывать, что с их помощью и мы обороняемся, а не нападаем. Итак, в рамках одной из избранных тактик (см. предыдущую главу) используем конкретный прием либо их сочетание.

Прием дилетантов («прикинуться простачком»)

Инициатору уловки сделать подобное не так уж трудно. Зато какое тяжелое испытание для его собеседника — слышать много раз «я непонимаю (плохо слышу). Не могли бы вы повторить еще раз?» или «мы университетов не кончали, так что снизойдите до более доходчивого объяснения». Попытайтесь при случае применить этот прием для начала в не слишком важном для вас диалоге.

Если же вы ощутили применение данной уловки на себе, прислушайтесь к советам психологов: наберитесь терпения, пропуская эту «жвачку» мимо золей, найдите в себе силы, чтобы вернуться к проблемной ситуации, вызвавшей осложнения. Если потребуется, проделайте это не раз и не два. Один из самых неприятных моментов заключается в том, что людй склонны относить к разряду некорректных практически любые не нравящиеся им замечания. А наклеив подобный ярлык собеседнику либо ситуации в целом, они пускают в ход «прием дилетантов».

Этот же прием с успехом претворяют в жизнь под лозунгом «на всякого мудреца довольно простоты». В этом случае его инициатор играет на грани фола, и его действия можно расценивать как не очень хорошо отлаженную попытку манипуляции.

— Подозреваемый, вы узнаете этот нож?

— Конечно.

— Значит, узнаете?

— Как же не узнаю, если вы мне его показываете каждый день в течение трех недель?!

Несмотря на явную дерзость, каждый может похвастаться хотя бы одним удачным случаем обращения к данному приему. Что ж, на войне все средства хороши…

Научная тактика

Она подразумевает цитирование работ известных ученых, результатов новейших исследований в данной области. Казалось бы, беспокоиться особенно не о чем, пусть оппонент развлекается, демонстрирует эрудицию. Но некорректный характер «научной тактики» — под двойным дном: оппонент не просто делает замечание в такой форме — он намеренно искажает высказывания (по сути либо выдергивая отдельные тезисы из контекста) и чутко отслеживает реакции партнера: заметит или нет и как среагирует?

Специалисты рекомендуют отвечать в том же стиле: в свою очередь, забросайте собеседника подобранными цитатами, не стесняйтесь пользоваться домашними заготовками. Еще совет: в смоделированной таким образом обстановке крайне важно контролировать собственные реакции. Например, притвориться удовлетворенным, сделать вид, что именно подобной, ссылки вы и ожидали от личности такого уровня, специалиста такого ранга.

Контрастные реакции

Прием исполнить сравнительно нелегко, его инициатору необходимы самообладание, находчивость, даже задатки артистизма. Ведь задира-партнер намерен вывести вас из себя, подвергнуть сомнению компетентность, деловые качества, а возможно, и дискредитировать. Он допускает переходы на личность, передергивает, приписывает вам нелестные высказывания и поступки. Что и говорить — отреагировать на все это с противоположным знаком — на такое способны не многие. Тем не менее и для таких фраз есть «противоядие»:

• для начала — не поддавайтесь на провокации, исключите любые варианты оправдания;

• контролируйте собственные эмоции в ответ на выпады собеседника;

• переходите в контрнаступление, но в контрастной тональности: поблагодарите оппонента за высказанную мысль, замечание — столь глубокие и тонкие, что почти незаметные (необходимо иметь в запасе соответствующие афоризмы и остроты, если вы не обладаете талантами рождать экспромты). Если провокатор сам высказывается с претензией на юмор, можно отреагировать так: «Вам нельзя отказать в остроумии, ибо вы в нем очень нуждаетесь».

Это действует подобно холодному душу, особенно если при такой словесной дуэли присутствует еще кто-то.

Одна начинающая и малоодаренная певица давала концерты в светских салонах. Незадолго до одного из них она обратилась за советом к И. Брамсу. Тот начал подходить издалека:

— Вы уверены, что готовы к концерту, мадам?

— Разумеется, маэстро! Может быть, прослушаете меня прямо сейчас?

— Нет-нет, вы меня неправильно поняли, сударыня, — живо возразил Брамс, — я только хотел узнать, сшито ли у вас к концерту платье и куплены ли перчатки.

— Ну конечно, но почему вас интересуют такие мелочи?

— Но вы же просили моего совета. Просто, если бы вы не сделали всего этого, я бы посоветовал вам отменить концерт…

По той же схеме — в контрастной тональности — нейтрализуют притворную доброжелательность, грубую лесть, причем здесь уместна прямота, граничащая с грубостью, без этого сорвать маасу с манипулятора нереально. И это должно быть сделано показательно, недвусмысленно, с демонстрацией своей осведомленности о скрытых неблаговидных замыслах противника. Примерно по той же схеме реагируют на попытки грубо прервать ваши рассуждения, одернуть, сбить с темпа.

Порой обстановка диктует необходимость прибегнуть к более изощренным приемам реагирования, например к юмору, аллегориям, метафорам.

Один аристократ как-то пригласил композитора Брамса на обед. Собравшиеся представители изысканного общества всячески демонстрировали уважение к маэстро. Хозяин дома, усадив гостей за пышно накрытый стол, произнес вступительную речь:

— Господа, так как сегодня мой дом почтил своим присутствием сам Иоганнес Брамс — наш прославленный композитор, я велел принести из моих винных погребов наилучшее вино — это, так сказать, Брамс среди моих вин!

— Ну, дорогой наш маэстро, как вам мой «Брамс»? — некоторое время спустя поинтересовался у Брамса хозяин дома, имея в виду качество напитка.

— В общем, неплохо, — ответил Брамс, — но все-таки позволю себе спросить: а нет ли в ваших подвалах Бетховена?

Адекватные реакции

Прием включается, когда оппонент идет на подтасовку фактов, игнорирование приводимых вами доводов, цифр и других иллюстраций, раздувает малейшие ваши ошибки, оговорки, тенденциозно интерпретирует высказывания и т. д. Само название говорит о том, что в подобных случаях не до деликатности. Отреагировать можно по-разному:

• спросить, ради чего затевается такая интрига;

• поинтересоваться, что утверждает оппонент с помощью столь сомнительных уловок;

• попросить кратко и четко сформулировать его собственную точку зрения на проблему.

Если оппонент при этом еще и ведет себя подобно флюгеру, лавируя, беспрестанно меняя позиции, психологи рекомендуют ответить «аргументом к регламенту» — попросту свернуть обсуждение, имея в виду, что перед вами — марионетка, выполняющая чьи-то заказы. На таких бесполезно тратить время, доводы, нервы.

Случается, партнер неприкрыто раздувает проблему, цепляется за мелочи, уводя обсуждение от основной темы, тянет время, «жует» одно и то же, выдвигая на первый план несущественные моменты и т. п. Для этих ситуаций также подходит, апелляция к регламенту:

• напомнить, ради чего здесь собрались, еще раз сформулировать цель переговоров;

• попросить собеседника уточнить антитезис (заодно проверить, есть ли он у него), повторить (можно и в иной формулировке) доказываемую им мысль и обозначить ее связь с основной проблемой.

В начале своей творческой карьеры французский живописец Эдгар Дега скитался по углам. Однажды он потратил немало времени на поиски мастерской, плата за которую была бы ему по средствам. Наконец нашел вариант, устраивавший его, но тут заартачился хозяин квартиры, начал выставлять целый ряд условий.

— Ямогу вам сдать эту комнату, но предупреждаю: здесь должно быть тихо.

— Я спокойный человек, месье, — скромно ответил Дега.

— Никаких гостей, никаких криков, — продолжал хозяин.

— Обещаю.

— Домой не возвращайтесь поздно, потому что пол скрипит, — добавил хозяин.

— Хорошо, постараюсь, — обещал Дега.

— Вы храпите? Стены здесь тонкие, и я не смогу уснуть.

— Нет, я сплю спокойно, — ответил Дега, уже теряя терпение.

— Тогда все в порядке. Я сдам вам эту комнату, — заключил хозяин.

— Но я должен вас честно предупредить, — заметил Дега, — что я художник.

— И что же? — насторожился хозяин.

— Боюсь, вас может потревожить плеск воды, в которой я мою свои кисти!

Однако вернемся к рассмотрению общих тактических приемов нейтрализации некорректных замечаний, к которым прибегает собеседник для получения ситуативного преимущества.

Прерывание собеседника

Это политика постоянного вмешательства в ваши высказывания, по делу и без надобности. Оппонент при этом может либо достичь запланированного блокирования делового общения, либо рискует поставить себя в неудобное положение — получит не ту информацию, которая ему необходима (дезинформацию).

Телеинтервью с долгожителем.

— Как вам удалось так хорошо сохраниться?

— Видите ли… Когда началась Великая Октябрьская социалистическая революция…

— Лучше расскажите о Крымской войне.

— Послушайте. Дело в том, что во время революции…

— А как вам вспоминаются баррикадные бои 1905 года?

— Когда началась Великая Октябрьская социалистическая революция, в стране творился такой бардак, что мне приписали лишние сто лет.

Реплики прерывающего обычно не отличаются оригинальностью и разнообразием — «С чего вы это взяли?», «Сколько можно это повторять?», «Ну, и что из этого?», «Подумаешь, Невидаль)» и т. п.

Тактика прерывания порой нацелена на приостановление обсуждения вопроса как такового.

Горбачев поинтересовался как-то у премьер-министра:

— Послушайте, Павлов, а как питается наш народ?

— Нормально, Михаил Сергеевич, только-вот…

— Молчите! Я же не спрашиваю чем…

Радикальным средством противодействия любителям перебивать можно считать разве что умело выдержанную паузу и заданный официальным тоном вопрос: «Мы можем продолжить работу? Вы не возражаете, если мы включимся в обсуждение проблемы, но будем соблюдать деловую этику (выдерживать регламент)?»

Для особо распоясавшихся годятся и безапелляционные реакции типа приведенной ниже.

Во время гастролей по провинции Мстислава Ростроповича и композитора Владислава Успенского молодые тогда музыканты столкнулись с нелепой ситуацией: в одном из домов культуры не оказалось даже пианино. Пришлось призвать на помощь баяниста. Когда концертный номер был в самом разгаре, из зала подал голос здоровенный детина:

— Кончай пилить, дай баян послушать.

Ростропович, как всегда, нашелся:

— Сейчас допилю и кончу…

Тактика широкой натуры

Это прием против бесспорных фактов, цифровых выкладок, которые, будучи не в состоянии опровергнуть, оппоненты называют воплощением «блохоискательства». Когда контраргументов не хватает, человек прибегает к призывам поискать общие тенденции, генеральную линию. И не будет проявлением невоспитанности обращенный к подобным ловкачам вопрос: «Что вы можете противопоставить приведенным цифрам, фактам? На чем основано ваше недоверие (пренебрежение) к ним?»

Клиент замучил адвоката, подробнейшим образом излагая ему различные обстоятельства дела, характеристики фигурантов и пр. Наконец слуга закона не выдержал:

— Послушайте, уважаемый. Изложите мне суть в двух словах, а дело я сам запутаю.

Тактика соблюдения точности

Является одновременно и тактикой, и собственно приемом, относящимися к другой крайности: партнера обвиняют в пренебрежении деталями, отрыве от реальной жизни. По мнению критика, они-то и образуют стержень обсуждаемого вопроса.

Противодействие подобной тактике: демонстрация собственной осведомленности, включение в обсуждение фактов, цифр, иллюстраций, резонных замечаний.

Художник Константин Коровин еще в студенчестве проявлял свой непокорный нрав против желающих поучать, критиковать все и вся. Как-то на занятия по классу живописи явился новый инспектор и принялся учить «писать по правде»:

— Вот у Киунджи — «Украинская ночь». А любой знаток внимательно посмотрит и заметит — нет на небе звезд Южного полушария! Или вот Пушкин: совершенно не знал ботаники. Писал: «Люблю ваш сумрак неизвестный, и ваши тайные цветы!..» Какие же тайные? Все цветы описаны, имеют названия… Или Лермонтов: «И Терек, прыгая, как львица, с косматой гривой на хребте…» Где же у львицы грива? Да-а-а. Только мифология греков не делала ошибок: у них все боги и музы имеют человеческий облик.

— Позвольте спросить, а что, в Греции до сих пор водятся кентавры? — не выдержал Коровин.

Тактика «перехода на личность»

Одна из самых распространенных и грубых разновидностей некорректного поведения партнера. Нападкам подвергается не проблема и не позиция собеседника (чаще всего продуманная, недосягаемая для критики), а личностные особенности, Достоинство, гордость собеседника.

Например, сотрудник фирмы просит о повышении материального вознаграждения, докладывает о конкретных достижениях и планах. Кроме того неосторожно ссылается на необходимость содержать большую семью, поставить на ноги несколько несовершеннолетних детей. В ответ босс прибегает именно к такой тактике перехода на личность:

— Дети, говорите… Странный довод. С каких пор человек получает деньги не за работу, а за хобби!

Понятно, такой подход может позволить себе человек, облеченный властью, или, попросту, хам, чувствующий безнаказанность.

С подобными лицами не стоит церемониться. Парировать их замечания необходимо тотчас же: «Вы можете мне что-либо сообщить по существу вопроса, или мы участвуем в передаче "Про это”?» Поправку придется сделать лишь на разницу в рангах участников беседы и своеобразие ситуации. Кроме того, подобный тон шеф еще может простить, если разговор идет с глазу на глаз, но словесную оплеуху в присутствии других сотрудников — никогда.

При защите от «перехода на личность» более всего выручает чувство юмора. Как пример — остроумный диалог, приписываемый Анатолию Чубайсу и Борису Березовскому.

— Всего вам, Борис Абрамович, Бог дал ума, богатства, а вот волос не дал. Как же так? Несправедливо!

— Да он предлагал, но рыжие. Я отказался.

Скрытые нападки на личность

Они воспринимаются не менее оскорбительно, хотя и касаются давно прошедшего времени — информация быстро устаревает. К ним прибегают лица, которые чувствуют себя несостоятельными в настоящем. Им остается лишь злорадствовать по поводу старых ошибок, промахов, имевших место на этапе становления специалиста, конкретной личности, достойной его зависти.

Противоядие: иронично похвалить память собеседника, но развенчать его, обвинив в беспочвенности нападок, обветшалости взглядов и подходов. Резюмируя, можно поинтересоваться, как долго он еще намерен прибегать к допотопной тактике, много ли у него в запасе подобных археологических находок? Нелишне также упомянуть, что, пока он корпел над архивами, выискивая компромат, вы времени не теряли, совершенствовались и ушли от прошлых ошибок так далеко, что даже вам неудобно за человека, апеллирующего к ним.

— Кто изобрел телеграф? — однажды спросил у Эдисона какой-то выскочка.

— Я! — без ложной скромности ответил Эдисон.

— Так ли? — ехидно заметил собеседник. — Смотрите, что пишут газеты: «В Этрурии нашли медную проволоку». Из этого кое-кто делает вывод, что даже древние этруски знали телеграф.

— Чепуха! — ответил Эдисон. — Около Берлина группа археологов занималась раскопками и, представляете, не нашли меди…

— Ну и что?

— Древние германцы, вероятно, уже знали беспроволочный телеграф…

Контрприем, позволяющий отразить явные и скрытые нападки на личность, поищем опять же у великих. В нем содержится апелляция к защите целостности личности, незыблемости личностных ценностей. Пожалуй, лишь это можно противопоставить любым нападкам.

Бетховена часто приглашали в аристократические компании, богатые дома. Во время одного из таких визитов он исполнял свои знаменитые фортепианные трио. Прославленный композитор Йозеф Гайдн, в ту пору уже старик, дал неожиданно сдержанную оценку прослушанным сочинениям и даже посоветовал Бетховену ни в коем случае не издавать трио в таком виде. Автор не согласился с рекомендацией доработать уже готовые, на его взгляд, опусы и поинтересовался, что именно не понравилось старому композитору.

— Хорошо, я скажу, — согласился Гайдн. — В вашем творчестве есть вещи прекрасные и даже чудесные. Но очень часто ваша музыка столь угрюма, мрачна и тревожна, что на душе делается скверно и весьма неспокойно.

Надо полагать, вы советуете мне изменить стиль? — усмехнулся Бетховен,

— О, нет, дорогой мой господин Бетховен, — живо возразил Гайдн. — И вы, и я — мы оба знаем, что изменить свой стиль невозможно. Ведь стиль музыканта — это всегда он сам. Поэтому я советую вам попробовать измениться самому.

Подумав, молодой композитор ответил:

— Может быть, Бетховен и плох, но он всегда Бетховен. А перестав быть Бетховеном, не превращусь ли я в плохого Гайдна?..

Тактика причисления

Так именуют прием манипуляторов, представляющий собой отнесение партнера к какой-либо категории, своего рода произвольно произведенную «классификацию». Ключевые фразы при этом редко бывают корректными.

• Знаем мы вас, «честных» банкиров!

• Все вы, предприниматели, одним миром мазаны!

• Люди, вышедшие из грязи в князи, похожи один на другого.

• Где прошел хохол, еврею делать нечего.

Совет: срочно отыскать в памяти контрдовод!

• Не ожидал от вас столь вульгарного (поверхностного, примитивного) подхода.

• Разве нет правил без исключений?

• Вы разве не слышали о «нетипичных представителях»? Или вас в школе плохо учили и вы не в состоянии отойти от шаблона?

• Клише сейчас не в моде!

Лучшей защитой от «Тактики причисления» считается нападение, даже если это может задеть собеседника, имеющего, более высокий статус. Самые остроумные умело поворачивают оружие хамов против них самих.

Однажды в мастерскую к Карлу Брюллову приехала незнакомая супружеская пара. Попросили позвать Н.А. Рамазанова. Когда указанный ученик пришел, мастер небрежно бросил:

— Рекомендую— пьяница.

Рамазанов не растерялся и, указывая на Брюллова, спокойно парировал:

— А это — мой учитель — профессор.

Тактику причисления можно использовать не только для нападения, но и для защиты от разного рода замечаний. Главное — рационально выбрать категорию, к которой себя следует отнести.

Мюллер и Штирлиц сидят в ресторане.

— Штирлиц, почему вы не закусываете? Вы что, русский?

— Мы, немцы, народ скупой, а лучше сказать — экономный.

Тактика сведущего

Тактика сведущего — это и политика и отдельный прием давления старших по возрасту, имеющих больший стаж работы в конкретной сфере, на молодых и менее опытных (о данном феномене мы упоминали в первой главе).

Характерно, что вместо аргументов используются доводы типа «поработай с мое, тогда поймешь…» Правда, молодые порой поступают не лучше: бестактно заявляют, что старшее поколение отстало от жизни, не в курсе современных тенденций и т. д.

Отец, едва сдерживая возмущение, наблюдает, как сын общается с девушками по Интернету.

— До чего дошли! Искать себе подруг таким вот образом!

— А ты, отец, как вышел на мою мать?

— Слова-то какие — «вышел»! Я познакомился, как нормальные люди, — попросту выиграл ее в карты.

В противовес едким репликам можно попросить «сведущего» квалифицированно обосновать свою точку зрения, без ссылок на личностные и социальные особенности.

Давление может осуществляться «сведущим» с позиций собственных представлений о преимуществах личности, принадлежащей к конкретной социальной группе.

Например, никто не станет отрицать некоторого высокомерия, сквозящего в репликах представителей сильного пола.

— Дорогая, объясни мне, почему женщины всегда стараются покорять нас своей внешностью и крайне редко — интеллектом?

— Все очень просто. Мужчины часто бывают глупы, но очень редко — слепы.

Тактика сведущего может быть обезоружена приемом, который издавна назывался «Святая простота»:

Однажды аббат зашел в пустую церковь, заслышав странную мелодию. Там репетировал на органе свои вальсы Иоганн Штраус-сын.

Что ты делаешь? — воскликнул возмущенный учитель. — Разве можно играть вальсы в храме Господнем?

— Учитель, я славлю Господа на том языке, к которому приучен с детства, — не растерялся ученик.

Манипулятивный прием «Юг Франции»

О нем рассказали европейские психологи. Это не мешает трансформировать его под наши условия. Цель уловки — поставить под сомнение компетентность оппонента, сбить с него спесь. Ключ и острие приема — неожиданно и словно невпопад заданный вопрос типа «все это очень интересно, но как, скажем, данная проблема проявляет себя (решается) на юге Франции?». Ошеломленный партнер, выстроивший свою аргументацию и контрдоводы по своему плану, вряд ли окажется готовым; отвечать на вопрос, имеющий, мягко говоря, отдаленное отношение к обсуждаемой проблеме. Первая реакция — чисто эмоциональная. Первая мысль — паническая: «Наверное, я должен был знать ответ!» Следующий порыв — импровизационный: что-то выдумать, выкрутиться с помощью пустых и запутанных рассуждений.

А ларчик просто открывался! Под давлением стресса человек забыл аксиому: он вовсе не обязан знать все! И если информацией не владеешь, лучше в этом вовремя признаться. Деловые люди, настоящие специалисты безошибочно выделяют даже по пространным, хорошо структурированным и риторически выигрышным монологам всезнаек-авантюристов, дилетантов, беспочвенных прожектеров и мошенников. Сами же они ничуть не стесняются сказать: «В данный момент я не располагаю исчерпывающими сведениями по этому вопросу. Если это необходимо, я готов вернуться к нему, когда получу соответствующую информацию». Зрелая личность не считает, будто подобное признание умаляет его компетентность и авторитет. Не стоит забывать эту заповедь.

Подложный вопрос

Те, кто время от времени смотрит телевизионные ток-шоу, дискуссии, могут вспомнить немало случаев, когда кто-либо из присутствующих вместо заявленного вопроса пускается в пространные рассуждения. И опытный ведущий понимает, что ответа на вопрос ему, собственно, не требуется, ибо для себя он на него ответил. А выступление — скорее самоцель: себя показать, на реакцию других посмотреть.

Телевизионные ведущие уровня Владимира Познера обычно прибегают к такой контрмере: задают встречный вопрос типа «я не совсем понял, о чем вы хотите спросить. Не могли бы вы кратко повторить свой вопрос?». Если автор монолога поймет, до какой степени его замысел разоблачен, и своевременно, кратко и адекватно перестроится, его стоит поблагодарить. Если же он продолжает настаивать на собственном стиле ведения дискуссии, рекомендуется его прервать заявлением типа «вопрос, конечно, интересный, если у нас будет возможность, в конце обсуждения мы к нему вернемся (или "подробнее лично вам ответит на вопрос господин… Если кто-либо из присутствующих пожелает, он может присоединиться к вам")».

Тактика трескучих (высокопарных) фраз, лозунгов

Фразы, относящиеся к ценностям высшего порядка, например к судьбе страны, а не только сотрудников фирмы. Тактика на грани кощунства, поскольку в ход идут ссылки на такие категории, как гуманизм, идеалы социальной справедливости, забота о будущих поколениях, и т. п.

В начальный период правления династии Бурбонов французская палата депутатов представляла собой весьма неприглядное зрелище.

— Неужели кто-нибудь поверит, что такой сброд спасет отечество? — сказал кто-то при Талейране.

— Почем знать, — возразил он, — ведь был же Рим спасен гусями!..

Тактика трескучих фраз сравнительно доступна для освоения и широко используется в неформальном общении.

— Вы только полюбуйтесь на мою жену! Какова хозяйка! В доме ни капли спиртного, а она потратила последние деньги на еду!

Контрприем против данной тактики подобен универсальному «Да, но…». Только на место «да» помещают одно из самых громких заявлений собеседника, соглашаются с ним, добавляя: «Вот вы утверждаете, что… А учли ли вы?..»(«А знаете ли вы?..»)

Поп — сапожнику:

— Я знаю одного дурака, который сначала изрежет целую шкуру на кусочки, а потом мучается, сшивая их.

Сапожник — попу:

— А я знаю одного дурака, который, когда люди вокруг плачут, громко поет.

Тактика отсрочек

Попытка отреагировать на замечание, выпад либо просто выкрутиться из неприятного положения с помощью обещаний высказать свое мнение спустя какое-то время. С этой целью также могут задаваться встречные блокирующие вопросы. Некоторые сводят свои маневры к шутке: «Свое мнение надо отстаивать: отстоялось — тогда высказывай». А если серьезно, то к указанной тактике прибегают мудрые, умеющие управлять ситуацией люди.

Как-то раз к художнику Сальвадору Дали явился журналист и принялся доказывать, что его манера письма никакого отношения к искусству живописи не имеет — просто он прикрывает ею неумение рисовать. Дали позволил ему говорить долго, не перебивал, сидя напротив и невозмутимо водя ручкой в блокноте. Когда журналист сам устал от своей страстной обличительной речи, Дали развернул блокнот и продемонстрировал ему рисунок: статуя Венеры с головой самого журналиста. Сходство было абсолютным во всем, что касалось скульптуры и обвинителя. Впечатление — жутковатое.

Причем все правила наложения теней и полутонов были соблюдены мастерски.

— Теперь вы убедились, что я умею рисовать? — резюмировал художник. — Тогда до свидания, сударь!

Тактика умолчания

Как заметил Лев Николаевич Толстой: «Если один раз пожалеешь, что не сказал, то сто раз пожалеешь, что не промолчал». Если сравнить, в каких случаях люди чаще всего прибегают к тактике умолчания, пожалуй, на первом местe окажется диктат боязни собеседника либо последствий обращения к нему в ином тоне.

Один начинающий музыкант долго добивался, чтобы сам Джузеппе Верди послушал его игру и высказал свое мнение. Наконец композитору надоело придумывать отговорки, и час встречи наступил.

В комнату вошел молодой рослый юноша — судя по всему, наделенный огромной физической силой. Усевшись за инструмент, он из рук вон плохо сыграл популярное сочинение и тут же потребовал, чтобы Верди высказал ему свое мнение.

— Только скажите мне всю правду, — решительно заявил музыкант, в волнении сжимая свои пудовые кулаки.

— Не могу, — со вздохом ответил Верди.

— Но почему?

— Боюсь, — признался композитор.

Данная тактика, как никакая другая, имеет ценность при соблюдении принципа своевременности включения.

Уловки, относящиеся к «тактике умолчания», обычно легко разоблачаются из-за очевидности намерений партнера. Он то не реагирует на вопросы, практически игнорируя обращения собеседника, то вдруг бросается в атаку, бурно возражает, громит все подряд и столь же неожиданно умолкает.

По каждой из контрастирующих особенностей его поведения следует высказаться отдельно, продемонстрировать удивление: «Вы сегодня непривычно тихи»; «Вы так ушли в себя, что боимся, а вдруг не вернетесь!»; «Ваш бурный темперамент ошеломил присутствующих, но он не может заменить спокойную аргументацию». Помогают бьющие в цель контрольные, встречные вопросы. И ни в коем случае нельзя допускать мнимого соглашения с крикуном, это не спасет переговоры, а уж авторитет «миротворца» и подавно уронит.

Но даже указанные приемы противодействия лучше проводить тонко и с хитрецой, памятуя замечание Ф. Честерфилда: «Если можешь, будь умнее других — только никому не говори об этом».

Тактика придирок

Её название красноречиво говорит о сущности. И каждый время от времени прибегает к ней, особенно когда не хочется иметь дело с каким-либо человеком или заниматься каким-то делом.

Художник Эдгар Дега не любил бывать в гостях. Но деловые отношения порой вынуждали принимать чьи-то приглашения. Как-то ему предстоял ужин в доме знаменитого торговца картинами Воллара.

— Хорошо, я приду, — мрачно ответил художник. — Но! Никаких цветов на столе — я их ненавижу. Минимум света. Необходимо, чтобы было хотя бы одно блюда без масла. Свою кошку вы запираете, я знаю, но пусть никто не приводит с собой собак. А если будут женщины, то попросите, чтобы в этот вечер они не пользовались духами. На свете столько вещей, которые хорошо пахнут! Например, свежий хлеб…

Категория: СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ОБЩЕНИЯ | Добавил: admin (20.01.2013)
Просмотров: 1097 | Теги: занятия по риторике, устная речь, ораторское искусство для школьников, культура речи, учимся выступать перед публикой, основы риторики | Рейтинг: 5.0/1
ВИДЕОУРОКИ
ОБУЧАЮЩИЕ ФИЛЬМЫ ПО
   РУССКОМУ ЯЗЫКУ

ОТКРЫТЫЕ УРОКИ ДМИТРИЯ
   БЫКОВА

СКАЗКА

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

ЛЕКЦИИ ПО РУССКОЙ
   ЛИТЕРАТУРЕ


ВИДЕОУРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ В
   11 КЛАССЕ


ПИСАТЕЛЬ КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ТВОРЧЕСТВО ГОГОЛЯ

ТВОРЧЕСТВО САЛТЫКОВА-
   ЩЕДРИНА


ТВОРЧЕСТВО НЕКРАСОВА

ЛИТЕРАТУРА ВОЕННЫХ ЛЕТ

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ПИСАТЕЛЯ

ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

***

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. ХХ ВЕК

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
***

ЛИТЕРАТУРНЫЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА БОЛЬШОЙ
   СЦЕНЕ



ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРОБА ПЕРА

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

"УЧИТЕЛЬ  СЛОВЕСНОСТИ"
РЕКОМЕНДУЕТ








ПАН ПОЗНАВАЙКО


Презентации к урокам


портрет Пушкина
ВЫШИВАЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ
Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Copyright MyCorp © 2016  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0