Воскресенье, 11.12.2016, 07:05

     



ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ
МЕНЮ САЙТА

МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА

НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
ЗНАЕМ ЛИ МЫ РУССКИЙ ЯЗЫК? [85]
В МИРЕ СЛОВ [42]
ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ГОВОРИМ? [58]
КАК ЛУЧШЕ СКАЗАТЬ? [94]
ИСПОЛЬЗУЙТЕ КРЫЛАТЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ, ЗНАЯ ИХ ИСТОРИЮ [41]
А КАК У ВАС ГОВОРЯТ ИЛИ ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ДИАЛЕКТОЛОГИЯ [12]
КОММУНИКАЦИЯ ПО ЗАКОНАМ ЛОГИКИ [56]
ГОВОРИМ ПРАВИЛЬНО ПО СМЫСЛУ ИЛИ ПО ФОРМЕ? [10]
ЗВОНИМ РУСИСТУ? [28]

Статистика

Форма входа


Главная » Статьи » КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ » ГОВОРИМ ПРАВИЛЬНО ПО СМЫСЛУ ИЛИ ПО ФОРМЕ?

Не теряем ли мы некоторых важных характеристик действительности, стоящих за словом?

Ответственность

Одно из значений слова ответственный – это «имеющий высокоразвитое чувство долга, ревниво относящийся к своим обязанностям». Иными словами, это свойство человека, которое заставляет его делать все, чтобы не допустить будущих неприятностей.

Однако широко употребляющиеся слова ответственный, ответственность могут и несколько менять это значение. Такая аморфность позволяет безответственно употреблять эти важные для жизни слова.

Человек ответственный отличается от предусмотрительного, осторожного и даже трусливого именно своими активными действиями. Он не уклоняется от проблем и трудностей. Более того, он готов в случае неуспеха отвечать, то есть «каким-то образом (моральным или материальным) компенсировать лично неприятности, если они все же возникнут». При этом, однако, часто остаются неясными не только формы компенсации: отвечать ли, например, головой, деньгами или репутацией, но и другие участники этой ситуации: за что же конкретно и перед кем именно отвечать?

Формула я отвечаю за всё грешит по крайней мере неопределенностью из-за абсолютно необъятного значения местоимения всё. При возникновении реальных неприятностей вопрос об ответственности конкретных лиц крайне часто неясен. А редкие случаи, когда понятно, кто несет ответственность, возникают в результате сужения слова ответственный до конкретного «мероприятия» (за встречу гостей в аэропорту, например) или узкой сферы в конкретном месте (за противопожарную безопасность на данном этаже). Такое происходит в случае, если ответственность предопределена конкретными должностными инструкциями и служебными распоряжениями. Когда же речь идет о явлениях масштабных, ответственность всегда крайне размыта. Кто, например, отвечает за московские пробки? А все – от мэра до водителя маршрутки. И все, кто помещается между ними, то есть и чиновники соответствующих отделов мэрии, и градостроители, и сотрудники ГИБДД, и пьяные пешеходы… Короче, все и никто конкретно.

Иными словами, перед нами два состояния. Первое – существующее «в определенный конкретный момент». Второе – «обычное, частое, но в данный конкретный момент, может быть, и несуществующее». Формально неразличение первого и второго весьма характерно для русского языка. Петя в соседней комнате говорит по-английски называет действие «здесь и сейчас». А Петя говорит по-английски, скорее, сообщает о некоторой способности Пети, в данный момент не обязательно реализуемой. Некоторые русские прилагательные воплощают это важное содержательное различие противопоставлением кратких и полных форм. «Ах, как я зол», – сообщает о своем состоянии в данный момент герой популярного мультфильма. А "Ты, Машка, злая» — это общая характеристика, которую дает одна их чеховских трех сестер другой.

Ответственный в конкретном случае отвечает (несет ответственность) перед теми, кто на него обязанность возложил. Они же и определяют «компенсацию» за возникшие неприятные последствия. Административные и иные более серьезные наказания, лишение премии (что, строго говоря, довольно бессмысленно, если помнить, что премия это «вознаграждение за достижения или успехи"), увольнение с работы… Справедливости ради отмечу, что спрос с ответственных в последнее время поуменьшился. И стал тем меньшим, чем более высокую должность ответственный занимает. А личная близость к высшим – это уже гарантия, что никто ни к какой ответственности не привлечет вообще.

Совсем иное дело, когда речь идет о человеке, по своему характеру ответственном, то есть обладающем чувством ответственности. Здесь вопросы «за что?» и «перед кем?» уже не получают столь внятного ответа, подкрепленного юридическими формулировками. Можно чувствовать ответственность перед своими родителями и их памятью, перед детьми и внуками за их будущее, перед родной страной за существующие и укореняющиеся в ней порядки… Можно чувствовать ответственность за какие-то стороны жизни: за состояние образования и культуры, за сохранение лесов и рек, за исполнение законов жизни общества… В этих случаях и сама ответственность менее всего ассоциируется с уголовным кодексом, с судебными или административными органами. Это прежде всего ответственность перед самим собой и неизбежно возникающий внутренний душевный дискомфорт в том случае, если «неприятные последствия» очевидны.

Слова ответственность, ответственный хотя и не глаголы, но имеют время. Как и многие другие имена существительные и прилагательные: мечта, страх, надежда, желательный, способный и т. п. Все эти слова говорят о событиях, возможных в будущем. О том, что в нем может произойти хорошее и плохое. Без ответственных людей и ответственности в настоящем и близкое, и далекое будущее выглядит незаманчиво. Чтобы даже через десятки и сотни лет имя человека произносили с уважением, он должен обладать этим качеством. Антонимами же к слову ответственный выступают грустные прилагательные безответственный, ненадежный и обидные существительные пофигист, временщик.

Культура

В слове культура, на мой взгляд, можно выделить два основных значения. Первое (по месту, а не по важности) называет высшие проявления человеческого духа, отраженные в произведениях искусства, литературе и музыке, живописи и архитектуре, театре и кино. А также учреждения, сохраняющие и пропагандирующие эти достижения, библиотеки и музеи, киностудии и театры, концертные и выставочные залы. Однако когда мы называем какого-нибудь человека культурным, это обычно означает не только то, что он читал Пушкина и Толстого, посещает выставки и может поддержать разговор о театральных премьерах.

Человек культурный не плюет на улице, не сморкается в скатерть, не отталкивает тех, кто стоит на его пути, не распространяет неприятный запах, предупредителен к женщинам, если он мужчина, и т. д. и т. п. И в этом случае мы имеем дело уже с другим значением слова. Культура – это определенные правила поведения, принятые в обществе, конкретные предпочтения и запреты в таком поведении, иерархия жизненных ценностей, на которую эти правила поведения опираются.

Приведенные выше примеры отражают только бытовую культуру, которая существует, например, в современной России. Однако культура во втором значении определяет не только повседневное бытовое поведение людей, касается не только одежды, манер или кулинарных предпочтений. В одной культуре дети должны заботиться о своих престарелых родителях. В другой – предпочитают отдавать их в дома престарелых. В третьей – сами помогают родителям в определенный срок уйти из жизни (такая ситуация представлена в японском фильме «Сказание о Нараяме"). Все это тоже культура. В условиях одной культуры уже давно проводится раздельный сбор мусора, в других же культурах эта затея заведомо обречена на провал. Рассказывают, что один из «крепких хозяйственников» в ответ на предложение использовать японский опыт организации производства спросил: «А где мы возьмем столько японцев?» Как известно, между современной российской и японской корпоративной культурой существует огромное различие. В Японии упущение сотрудника, нанесшее ущерб фирме, нередко заканчивается самоубийством виновника. В современной же России преступления против собственной фирмы (воровство, мошенничество, продажа секретов) распространены весьма широко. И обычно не встречают общественного осуждения.

Культура во втором значении этого слова может быть разной не только в зависимости от национальности ее носителей. Меняясь во времени, она определяется ее конкретными носителями. И если культура А.П. Чехова и В.Г. Короленко предписывала им выйти из академии, куда не допустили А.М. Горького, то культура многих членов Союза писателей СССР стимулировала улюлюканье и плевки в адрес М.М. Зощенко и А.А. Ахматовой. Среди современников, мало чем отличающихся по анкете, могут быть люди разной культуры. Известный социолог и культуролог Даниил Дондурей указывает на многие характеристики культуры (во втором значением этого слова) современного российского общества, которые вызывают у него серьезное беспокойство. Среди них отношение к труду как к деятельности, не обеспечивающей достойное существование человека. К коррупции – как к нормальному явлению. Неуважение к закону. Отсутствие осуждения различного типа насилия. Низкая активность в благотворительной деятельности. Отказ от любых запретов во внутрисемейных отношениях, вплоть до инцеста. Разумеется, сие не означает, что это – черты любого члена современного российского общества. Однако, как показывает статистика, процент людей, принадлежащих к культуре с такими характеристиками, достигает опасно высокого уровня. Паршивая овца все стадо портит, говорит пословица. А если таких овец становится все больше и больше и по некоторым параметрам они становятся даже большинством?

Сфера, где выступают упомянутые выше характеристики членов общества, часто обозначается не только словом культура, но словами мораль, этика, нравственность. Быть может, эти обозначения и более точны, чем слово культура. Поскольку последнее связывает нравственные проблемы общества с приобщением к высокому и прекрасному (культура в первом значении).

Его нельзя отнять, но можно потерять. Достоинство

Елена Сергеевна Булгакова вспоминала, как Михаил Афанасьевич останавливал ее: «Не беги за трамваем – соблюдай достоинство». А Булат Окуджава писал: «Совесть, благородство и достоинство – вот оно, святое наше воинство». Что же стоит за достоинством, словом с общеславянскими корнем, приставкой и суффиксом, употребляемым и в бытовом общении, и в публицистическом выступлении?

Речь пойдет не об истории слова достоинство и не о его употреблении в значении «положительное качество», антонимом которого является слово недостаток (например, достоинства спектакля перевешивают его недостатки). Давайте поговорим о том современном значении этого слова, в котором оно выступает в многочисленных судебных исках «о защите чести, достоинства и деловой репутации». Ключ к этому, как мне кажется, лежит в уяснении значения прилагательного достойный, которое может выступать в двух типах контекстов: 1) поступок, достойный осуждения; работа, достойная награды и т. п. и 2) достойный ответ, достойная личность, достойное поведение и т. п.

Из контекстов первого типа следует, что достойный значит «заслуживающий, соответствующий». Контексты второго типа не указывают, чему же именно соответствует и чего же конкретно заслуживает то, что характеризуется как достойное. Видимо, имеется в виду должное, соответствующее норме, принятой в культурно-нравственной традиции. Следовательно, достойное поведение – это «должное, нормальное поведение», достойная старость – это «старость, какой она должна быть в соответствии с принятыми в обществе нормами» и т. п.

Сохранять достоинство, соблюдать достоинство – это значит «поступать как должно, в соответствии с представлением о «нормативном» поведении человека». Быть Человеком! Это призыв к конкретному человеку соответствовать тому, каким должно быть. Однако достоинство может быть не только общечеловеческим, но национальным и профессиональным. И это тоже связано со званием и принадлежностью к определенной группе людей.

Человек сам может терять достоинство. Под влиянием низменных устремлений он может отклоняться от норм поведения, требуемых его званием и принадлежностью, не попадая непременно под действие статей Уголовного кодекса. Человек может лгать и пресмыкаться. В гневе и злобе – обижать других людей. В страхе и отчаянии – не справляться со своими чувствами. Во всех этих случаях можно говорить также о недостойных поступках, недостойном поведении.

Но и в достоинстве нужна мера. Плохо, когда кто-то начинает специально подчеркивать свое абсолютное «соответствие тому, каким должен быть человек». Тогда самоуважение начинает превышать норму, превращаясь в важность, высокомерие и зазнайство, имея в виду ощущение себя более достойным представителем человечества, чем кто-либо другой.

Другие люди не могут отнять у человека чувство собственного достоинства. Но они могут это достоинство унижать, оскорблять, попирать. Такое происходит тогда, когда с человеком обращаются не как с равным себе, но как с животным или вещью. И поступающий таким образом, сам того не желая, умаляет собственное достоинство.

Итак, человеческое достоинство – это неизменное соответствие тому должному, что характеризует Человека, уважение к самому себе и ответственность перед другими людьми, продиктованные званием человека и принадлежностью к человечеству. Такое понимание этого словосочетания помогает лучше понять завет академика Дмитрия Лихачева:»…возрождение чувства собственного достоинства… возрождение репутации человека как чего-то высшего, которой должно дорожить каждому, возрождение совестливости и понятия чести – вот в общих чертах то, что нам нужно в XXI веке… Именно это мы в значительной степени потеряли в нашем злополучном XX веке».

Помоги! Не значит «сделай вместо меня»

Известно, что значения многих слов состоят из двух частей. Одна есть собственно значение слова, а другая – предполагает некоторые условия, в которых реализуется это значение. Разбудить можно только того, кто спал. Эхо может возникнуть лишь тогда, когда ему предшествовал первоначальный звук. Дедушкой человека делают не преклонной возраст, а наличие внуков. Купить может лишь тот, у кого есть деньги и т. д. и т. п. Об этом, в частности, писал С.Я. Маршак, адресуясь к автору, назвавшему себя начинающим поэтом: «Поэт! Зачем о молодости лет ты сообщаешь публике читающей? Тот, кто еще не начал, не поэт; а тот, кто начал, тот не начинающий». Добавлю, что такого автора следовало бы назвать недавно начавшим писать поэтом. Словосочетание молодой поэт в этом случае едва ли самое удачное, поскольку содержит неясность, к какой части слова поэт относится молодой. К части «лицо» (тогда «молодой по возрасту») или к части «пишущий стихи» (тогда «не имеющий большого опыта в написании стихов»).

К сожалению, в современной русской речи и говорящие/пишущие, и слушающие/читающие часто не склонны обращать внимание на подобные «мелочи». И соображения С.Я. Маршака, касающиеся каких-то «оттенков» значения, не представляются таким «пользователям» русского языка существенными. Подобная установка на «приблизительность» по отношению к значению слов огрубляет представление о действительности, лишая ее важных характеристик.

Например, когда оказавшийся в затруднительной ситуации человек обращается к другим со словами «Спасите!» или «Помогите!», эти два разных слова отражают и различное положение дел. Спасать можно лишь того, кто, находясь в крайне опасных обстоятельствах, сам уже ничего не может предпринять для того, чтобы спастись. Он может быть спасенным либо благодаря каким-то неожиданно счастливым обстоятельствам, либо в результате усилий других людей, в частности профессиональных спасателей.

Совсем иное со словом помогать. Помощь предполагает активную работу самого того человека, который оказался в затруднительных обстоятельствах. Он сам старается изо всех своих сил, однако их, как кажется, недостаточно, и для успеха нужна помощь, т. е. «усилия других людей, дополнительные по отношению к его собственным». Именно это значение представлено и в слове помощник. Трудно представить себе помощника того человека, который сам ничего не делает. Напротив того, помощник требуется тому, кто, не обязательно находясь в затруднительном положении, должен выполнить такой объем работы, для которой его собственных сил просто недостаточно.

Семантическое различие между спасателем и помощником, разумеется, относится и к состоянию «получателя» – опасному для жизни и здоровья в первом случае и перегруженности работой – во втором. Однако различие в поведении «получателя» представляется еще более важным. Русские слова и синтаксические конструкции склонны представлять возникновение любой неприятной ситуации как результат действий не самого человека, а каких-то неясных, неназываемых сил (так вышло, так получилось, чашка разбилась, машина сломалась, человек выпал, крышу снесло и т. д. и т. п.). В противопоставлении помогать и спасать просматривается апелляция к усилиям самого героя ситуации. Вопрос «а что же он сам?» оказывается здесь очень важным. Ведь помимо уже названных конструкций в русском языке есть выражения, призывающие к совсем иному поведению: Бог-то Бог, да сам не будь плох; на Бога надейся, а сам не плошай.

Закончу евангельской притчей. Христос с учениками увидел мужика, пытающегося вытащить свою телегу из ямы. Они подошли к нему, и все вместе быстро вытащили телегу. Вскоре они увидели другого мужика, телега которого тоже провалилась в яму. Сам мужик стоял рядом и плакал. Христос прошел мимо него, а на вопрос учеников, почему же он не захотел помочь этому мужику, отвечал: «В чем же я мог помочь ему? Плакать вместе?»

Эта лукавая известность

Известность в своей стране, а еще лучше – в мире, заведомо находится среди ценностей, культивируемых нашими соотечественниками. Большинству из них чужды мысли Бориса Пастернака, утверждавшего, что «быть знаменитым – некрасиво» и «позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». Нам очень хочется быть замеченными, отмеченными, названными публично, узнаваемыми в лицо, известными, популярными. Что же стоит за этими человеческими стремлениями и какими средствами располагает русский язык в этой области?

Русское прилагательное известный, т. е. в своем основном значении «такой, о котором многие знают», не содержит указания на причину такой известности. Неясно, хорошим или плохим, обеспечили себе известность человек или организация. Все же, видимо, за счет «массовости», известный предполагает оценку скорее положительную. Существует, однако, немало средств для того, чтобы обозначить известность, порожденную проявлениями отрицательными без называния их самих: скандально известный, печально известный или пресловутый, хваленый (последнее – саркастически). Аркадий Гайдар использовал образование гнусно прославленный. Однако оно не прижилось в русском языке. Известен также фразеологизм слава Герострата о честолюбце, добивающемся известности любой ценой (по имени человека, сжегшего в 365 г. до н. э. храм, считавшийся одним из семи чудес света, чтобы увековечить свое имя).

Не совсем ясным остается для прилагательного известный и то, кто же именно обладает соответствующими знаниями. Вспомним для сравнения, как обычно объясняют дорогу приезжему: Сядьте на тройку! (ясно, что не на лошадей, но на трамвай, автобус, троллейбус или маршрутку, неясно). И доезжайте до Маяковского! (улицы, площади, а может быть, и до музея или театра им. Маяковского – опять неясно). То же самое и с известным. Часто мы неправильно оцениваем степень информированности нашего собеседника. Ошибочно полагая, что он знает все то же самое, что знаем мы. Поэтому, встречая конструкцию известно, что, неплохо задать вопрос «кому именно известно?». Это тем более полезно, поскольку некоторые авторы скрывают за словом известный собственное слабое знание предмета речи. Например, как утверждает известная теорема Геделя о неполноте, это часто просто запрет для собеседника задавать вопросы. Автор сообщает о том, что стыдно не знать, что сообщает якобы всем известная теорема. Впрочем, если преодолеть ложный страх и продемонстрировать вовсе нестыдное незнание, часто можно убедиться в недостаточной осведомленности самого таким образом говорящего/пищущего. Однако у нас как-то не принято задавать вопросы относительно значений услышанных или прочитанных слов. И ловкие авторы, лекторы и ораторы этим часто небескорыстно пользуются, употребляя слова известный, известно и т. д. Итак, встретившись со словом известный очень полезно задавать оба вопроса: известный кому именно и известный чем именно. И получать ответы типа известный студентам и коллегам в университете А своим небескорыстием (талантом лектора и исследователя).

Прилагательное знаменитый принципиально не отличается от известный, усиливая лишь степень известности и скорее предполагая для нее позитивные основания. А русская пословица Каков Савва – такова и слава подчеркивает фундаментальную зависимость хорошей или дурной известности от качеств и дел самого персонажа.

В значении «широко известный» вообще без какой-либо оценки может употребляться также прилагательное популярный. Однако у него есть еще и второе значение «понятный, доступный для восприятия всякому, простой и ясный». В этом значении у популярный также нет отрицательной оценки, которая присутствует в примитивный, упрощенный, незамысловатый. Однако эти слова находятся совсем рядом с популярный.

Это видно, например, в производных популяризировать, популяризация в значении «делать популярным», т. е. «доступным для людей любого, в том числе и низкого, уровня». Ср. также в «Толковом словаре иноязычных слов Л.П. Крысина»: «поп – первая составная часть сложных слов, соответствующих по значению словам массовый, популярный – поп-музыка, поп-культура». Иными словами, популярность, как и известность, тоже палка о двух концах. При этом известность (большая или меньшая, не важно!) с плюсом или минусом зависит от чем? А популярность, получая заведомо плюс за количество «охваченных», имеет скорее минус за их качество, т. е. у кого? в какой среде?

Как кажется, таким образом, устройство русского языка показывает весьма относительную ценность тех сведений и оценок, которые исходят от других людей. И обращает человека-творца внутрь самого себя и в вечность. В этом ключ к пониманию пушкинских строк: «Поэт, не дорожи любовию народной «и» ты сам – свой высший суд». Известность и популярность могут следовать за очень разными по сути и назначению делами. Но никак не гарантируют им величие и непреходящую ценность.

Пощады не будет

Именно такими словами выразил недавно один крупный федеральный чиновник недовольство работой своего подчиненного. Понимал ли он до конца смысл своей угрозы?

Пощада — существительное, образованное от глагола щадить по той же содержательной модели, что и чтение от читать, просьба от просить или бег от бегать. Эта модель превращает глагол в существительное, оставляя неизменными все остальные содержательные характеристики производящего глагола. При этом выполнять роль «преобразователя» глагола в существительное могут разные по форме суффиксы, среди которых наиболее частотным является ние с его фонетическими вариантами: терпение, учение, знание, движение, решение и т. п. Точно такую же роль могут играть и некоторые иные по форме суффиксы (борьба, стирка, грабеж, боязнь, зевота и т. п.), в том числе и нулевой (приехать – приезд, ехать – езда). Щадить согласно толковым словарям русского языка значит «проявлять милосердие, относиться бережно, стараясь не навредить».

Производящий глагол щадить (пощадить — 1 раз) допускает одушевленные и неодушевленные субъекты такого действия. Обычно субъекты неодушевленные не проявляют ни снисходительности, ни бережности в своих действиях. А следовательно, почти всегда не щадят того, тех, кто/что является объектом их действия. Не предполагают при этом никаких исключений, особых случаев, смягчающих обстоятельств. «Смерть не пощадит никого», – поется в русском переводе средневекового студенческого гимна «Gaudeamus». Разбушевавшиеся силы природы (ураган, наводнение, цунами, землетрясение) также не щадят ни людей, ни животных, ни постройки, ни технику. Иное дело субъект одушевленный, и прежде всего человек.

Глагол щадить, помимо своего собственного значения, включает в свое содержание и некоторое «предварительное условие», позволяющее этому содержанию реализоваться. Для щадить таким условием является полная власть субъекта над объектом, позволяющая ему нанести объекту любой вред, вплоть до лишения его жизни. Глагол щадить отражает именно такое развитие событий, когда субъект воздерживается от реализации имеющихся у него безграничных возможностей сделать объекту плохое, вплоть до его убийства. Именно поэтому со стороны объекта или людей, близких к субъекту, обычно встречаем просьбы, мольбы о пощаде.

Способность пощадить, т. е. «проявить милосердие» обычно свойство натур широких, характеров масштабных, политиков дальновидных. Тому есть множество исторических и литературных примеров. Напомню описанное в пушкинской «Полтаве» великодушие Петра, проявленное им в отношении захваченных в плен шведов. Или сочувствие, которое вызывали у русских остатки наполеоновской армии, бесславно отступавшей из России. Пушкин, видевший одну из главных своих заслуг в том, что он «милость к падшим призывал», высоко ценил эту народную, христианскую черту характера – способность проявлять милосердие к абсолютно побежденному.

История России ХХ века поменяла на противоположные многие прежние оценки. Трагическая Гражданская война, сталинская борьба с «врагами народа», «ярость благородная» против фашистских захватчиков, посягнувших на свободу и независимость нашей Родины – все эти обстоятельства сделали беспощадность, т. е. «отсутствие милосердия» добродетелью. В ходе Гражданской войны в моде был литературный псевдоним Беспощадный. Назначенным врагам народа, а тем более фашистским захватчикам, врагам реальным, естественно, не могло быть пощады. Борьба шла именно с врагами, борьба не на жизнь, а на смерть.

Правда, в последние десятилетия глагол щадить несколько скорректировал свое значение. Он теперь чаще употребляется по отношению к природе, которую человек должен щадить. К собственному организму, которому показан щадящий режим, т. е. режим, исключающий большие нагрузки и/или напряжения и предполагающий повышенную норму отдыха, сна, беззаботности. Такой режим может относиться к любым органам (щадить сердце, печень) и даже к целой нервной системе. Иначе, будем милосердны к самим себе и к тому, что обеспечивает наше благоденствие!

А как же с беспощадностью? Она осталась лишь для закоренелых преступников, боевиков и террористов, жуликов и воров, маньяков и педофилов, взяточников и казнокрадов, т. е. для врагов всех и каждого, для которых и смертной казни мало. Или, ожесточаясь до такой степени, мы сами можем растерять человеческие ценности? В любом случае, милосердие — это хорошо, а беспощадность — это крайность, допустимая лишь в отношении злейших врагов, сосуществование с которыми абсолютно невозможно. Едва ли под такое определение легко попадает кто-либо из наших коллег по работе, соседей по дому или партнеров по дорожному движению. Наверное, мысль о том, что все мы – один народ, что надо учиться жить вместе, более конструктивна, чем принцип беспощадности в борьбе.

Элита в словарях и в массовом восприятии

У нас теперь в большой моде социологические опросы. Доверяете ли вы А? Нужно ли отменить Б? Следует ли ввести В? Подобными вопросами заполняется теле– и особенно радиоэфир, чтобы затем отдать другую часть этого эфира комментариям по поводу более или менее странного соотношения ответов. Не вдаваясь в обсуждение конкретных неожиданностей, замечу, что эти ответы и не могут не выглядеть странными. И вовсе не потому, что правы те, кто считает своих соотечественников неразумными, невежественными или подкупленными. Думаю, что во многих случаях респонденты просто не понимают, о чем же именно их спрашивают. Ведь весьма трудно сохранить сознание непомраченным в современной России, где Санкт-Петербург окружен Ленинградской областью. Городские улицы и станции метро носят имена террористов, а борьба с террором везде и всеми объявляется важнейшей задачей. Где дети и старики знают о Великой Октябрьской Социалистической революции 1917 года, и практически никто не сформулировал, что в августе 1991 года произошла антикоммунистическая революция, которая и была главным событием этого времени, а не провалившийся путч, только о котором и говорят уже более 20 лет.

Вот и в очередной раз, отвечая на вопрос о том, кого наши соотечественники относят к современной элите, преобладающее большинство назвали Путина и Медведева, далеко опередивших таких элитарных (по мнению отвечавших) личностей, как Алла Пугачева (3 место) или телеведущий Андрей Малахов. Думаю, что неожиданность результатов – прямое следствие непонимания отвечавшими значения слова элита.

Согласно «Толковому словарю иноязычных слов» Л.П. Крысина, слово элита имеет в русском языке два значения: «1) лучшие, отборные экземпляры, сорта, породы каких-нибудь растений, животных, получаемые путем селекции (элита пшеницы, элита скакунов) и 2) лучшие представители общества или какой-либо его части (интеллектуальная элита)». (Стоит заметить, что прилагательное от значения 1 – элитный, а от значения 2 —элитарный). Однако самое важное это то, что в обоих случаях присутствует содержательный элемент «лучшие представители».

Википедия отмечает, что под элитой в обществе подразумеваются две разные группы людей. Во-первых, индивидуумы, которые обладают более высоким интеллектом, талантом, способностями, компетентностью по сравнению со средними показателями конкретного социума. Иными словами, это определение совпадает со вторым значением в словаре Л.П. Крысина. И во-вторых, индивидуумы, обладающие реальной властью и влиянием, независимо от их интеллекта и морально-этических качеств. В последнем значении элита используется, как пишет Википедия, в качестве самоназвания той части социума, которая обладает реальной властью и влиянием. Для этой группы лиц Википедия считает более целесообразным использование слов начальничество, начальники, восходящие к текстам П.А. Кропоткина – выдающегося русского философа, географа, историка, литератора (1842–1921). Иначе, мы видим, как люди, обладающие властью и влиянием, присваивают себе такое именование, которое льстит их самолюбию и одновременно разрушает укоренившееся в русском языке значение слова элита. Ср. небезуспешные попытки крупных и мелких олигархов, а также их приближенных именовать себя в конце XX – начале XXI вв. новыми русскими, используя позитивный потенциал слова новый и вуалируя словом русский по преимуществу неславянский этнический состав этой группы лиц. Или употреблением слова государство вместо власть или правительство в контекстах, где речь идет об обязанностях и/или ответственности.

Возвращаясь к участникам опроса относительно состава современной российской элиты, следует отметить, что для многих из них слово элита означает, видимо, «широкую известность», связанную прежде всего с показом по телевидению. Только таким образом можно объяснить присутствие в списке Аллы Пугачевой, а особенно Андрея Малахова.

Итак, прочитав или услышав по отношению к лицам слово элита, всегда следует уточнять, в каком значении автор текста его употребил. В значении «лучшие люди по своим личным достоинствам»? В значении «представители власти»? Или в значении «широко известные люди»? Необходимость таких вопросов, без ясного ответа на которые коммуникация вообще бессмысленна, ставит и принципиальные вопросы относительно существования русского языка в современной России.

Первый. Почему наша научная и околонаучная общественность, столь взволнованная местом ударения в слове йогурт и другими подобными проблемами, хранит полное молчание по поводу разного понимания одних и тех же слов разными людьми, пользующимися русским языком? Второй. Не чревато ли это разное понимание одних и тех же слов глубоким непониманием между различными группами населения внутри одной страны? А если чревато, то не является ли это угрозой, стоящей в одном ряду с теми, которые связываются с распадом России? И наконец, третий. Кто и как остановит элиту в значении «власть» в ее стремлении насиловать значения слов русского языка в угоду своим клановым эгоистическим интересам? Ведь родной язык – это привилегия всех, кто им пользуется!

Оставлю без ответа крайне трудный вопрос о том, кто же принадлежит к современной российской элите в значении «лучшие люди по своим достоинствам». Добавлю лишь, что власть, состоящая именно из таких людей, называется весьма неупотребительным в русском языке словом меритократия (его нет даже в словаре Л.П. Крысина).

Долой редьку! Да здравствует хрен?

В языке советских политиков всегда было много отглагольных существительных с приставкой пере-: перелом, перегиб, перековка и т. п. В последнее время часто употребляется слово перезагрузка. Именно так называли относительно недавние изменения в российско-американских отношениях, уподобляя этот процесс соответствующей операции в работе компьютера. Рассмотрим слово перезагрузка внимательнее с учетом других подобных образований.

Перезагрузка обозначает отмену прежнего режима и введение режима нового. При этом «старый режим» предстает как всем хорошо известный, а потому в определениях не нуждающийся. Но и «новый режим» тоже никак не определяется, хотя всем интересно, что это такое. Подобных по значению слов с приставкой пере- в русском языке немало. Переодеться – «снять прежнюю одежду и надеть другую» (но чем новая одежда будет отличаться от старой – фасоном, размером, цветом, удобством и т. п., – неясно). Переименовать – «отменить прежнее название и дать новое» (однако каким именно будет новое название, опять же неизвестно). Перевесить (портрет), передвинуть (стол), перебазировать (самолет), перезахоронить. Все эти глаголы обозначают, что старое местонахождение изменяется на новое. При этом прежнее место известно или нет, теперь уже не очень важно. А вот новое остается совершенно неизвестным, хотя знать его, без сомнения, весьма важно и нужно. Эту ситуацию по-русски можно выразить словосочетаниями типа перевернем страницу, откроем новую главу.

Похожую и еще более сложную задачу ставило перед нами слово перестройка, обозначавшее процессы, которые начались в СССР более четверти века назад. В отличие от перезагрузки, полностью отменяющей старое, перестройка по отношению к нему не так категорична. Она, конечно, предполагает отмену одних элементов старого, но при этом допускает лишь изменение других его элементов и даже сохранение чего-то прежнего. Но здесь встают целых четыре вопроса. Что же именно должно появиться? Что конкретно из старого будет уничтожено? Что и как изменено? И наконец, что сохранено и в каком виде? Ср.: перестройка здания и снос здания. Такие же вопросы возникают, например, в связи с глаголами перевоспитать (преступника), переделать (статью), перешить (платье). Во всех этих случаях остаются неясными не только будущие свойства преступника, статьи или платья, но и то, что останется от их предшествующих свойств. Едва ли все они будут просто уничтожены.

К сожалению, в обыденном сознании людей все эти очевидные и простые соображения обычно не возникают. В частности, потому, что школьная практика разбора слов по составу ограничивается лишь выделением в словах приставок, корней, суффиксов и окончаний. Это достаточно для применения орфографических правил, которые обычно различаются в зависимости от того, к какой части слова относятся. Однако вопрос, что же именно стоит за выделенными приставками, корнями, суффиксами, окончаниями, в школе не обсуждают. Как и вопрос о соотношении значения слова в целом с суммой значений выделенных в нем частей (см., например, слово бюджетник). В результате обыденное сознание, зачарованное словами типа перезагрузка или перестройка, совсем не озабочено вопросом, каким же именно будет то, что эти слова обещают. Эмоциональное «Долой!», «Так жить нельзя!», «Хуже не будет!» затмевает в этом случае мудрость многих полезных русских фразеологизмов: из огня да в полымя, из кулька да в рогожку, сменять шило на мыло, хрен редьки не слаще, уголь сажи не белей. Так что любые изменения всегда следует рассматривать как, по крайней мере, не одноходовую, а как двухходовую задачу. Недостаточно просто отменить то, что нас не устраивает, – нужно ясно представлять, что окажется на его месте.

А приставка пере- в значениях «вновь, заново, еще раз, по-другому, иначе» обозначает очень важную для нашей жизни характеристику, совершенно необходимую для ее изменения к лучшему. Скажем, в сфере образования эти значения проявляются в словах переобучение, переподготовка. То есть обновление содержания и методов образования, приближение его к интересам учащихся и потребностям реальной жизни.

Доброволец или волонтер

В последнее время слово волонтер часто встречается в наших СМИ. В связи с крупными государственными акциями, такими как предстоящая зимняя Олимпиада в Сочи или прошедшая встреча руководителей стран азиатско-тихоокеанского региона. В связи с различными природными и иными бедами, такими как наводнение на Кубани или пропажа детей. Во всех этих не каждодневных, но очень важных для всей страны, для большой или малой группы людей ситуациях требуется участие многих разнообразных работников. Объем работы столь велик и/или сроки ее выполнения так сжаты, что соответствующие штатные работники не справляются. И тогда находятся люди, обычно молодые, которые хотят помочь. Достойному проведению Олимпиады, оказавшимся в беде жителям затопленного города, родным и близким потерявшегося где-то мальчика… Объединяет всех этих людей, выполняющих очень разную работу, одно. Они сами, по собственной инициативе, движимые благородными чувствами, хотят помочь другим людям. При этом жертвуя своим собственным временем и силами совершенно безвозмездно, не требуя ни денег, ни наград, ни достойных условий жизни, ни гарантий собственной безопасности. Для обозначения этих людей существует русское слово доброволец.

Однако почему же это слово сейчас почти не используется, а его место заняло французское по происхождению слово волонтер?

Думаю, что дело тут не столько в зарубежном влиянии, где волонтерское движение приобрело не только большой размах, но и разнообразные формы, откликаясь не только на ситуации экстраординарные, но помогая в решении вопросов повседневных: уходу за больными и стариками, участию в сезонных работах, воспитанию оставшихся без родителей детей… Думаю, что дело и не в том, что от волонтер легко образовать название лица женского пола «волонтерка», практически у нас не употребляющееся, а от доброволец то же название получить труднее.

Дело, видимо, в том, что слово доброволец в русском языке ХХ века оказалось несколько скомпрометированным. Многие комсомольцы-добровольцы, поднимавшиеся на освоение Дальнего Востока, целинных земель или Нечерноземья, поехавшие на строительство БАМа или Братской ГЭС, в конце концов оказывались забытыми властью и обществом неблагоустроенными стариками. Часто гораздо менее обласканными жизнью, чем их сверстники, которые не были добровольцами, не строили свою жизнь на основе бескорыстных, самоотверженных порывов.

Это предположение подтверждает и «Русский ассоциативный словарь». Разумеется, на стимул доброволец преобладают такие словесные реакции, как армия, боец, солдат, патриот, пионер, революция, герой, фронт и т. п. Однако встречаются и совсем другие: идиот, дурак, безрассудный, самоубийца. Конечно, во всяком обществе, в том числе и среди тех, кого опрашивали авторы словаря, найдутся пошляки и циники, не только не способные оценить величие души другого человека, но и готовые всякого не похожего на них унижать. Однако в нашем случае для такой неблагородной реакции есть, увы, и объективные основания. Слишком уж часто советская власть злоупотребляла бескорыстной самоотверженностью части нашего народа. Далеко не всегда достойно отвечала на проявление этих качеств. Немедленно забывая о тех героях, как только острая необходимость в них отпадала. Более того. Как показывает «Ассоциативный словарь русского языка», слово доброволец чаще всего связывается в сознании говорящих по-русски с войной, а в современных условиях речь идет о событиях хоть и экстраординарных, но все-таки не военных. Именно этот ассоциативный шлейф и отвергают для самоназвания современные добровольцы, предпочитая ему не отягощенное никакими ассоциациями волонтер.

Поучительная история! Даже самые высокие слова могут выхолащивать свое значение, если то, что ими обозначается, в реальной жизни сопровождается неблагодарностью, забывчивостью, равнодушием. Современные добровольцы не хотят напоминать себе и другим о том неблагородном, что не по их вине связывается с таким названием. Поступают так же, как человек, говорящий присаживайтесь вместо садитесь, поскольку он опасается вызвать у своего адресата тюремные ассоциации. Действительно, в доме повешенного ничто не должно напоминать о веревке.

Транспортные проблемы

Стоящий в московской пробке или оказавшийся в заторе пассажир автомобиля, сочувствуя себе, полагает, что все жители столицы стали его конкурентами. Однако стоит спуститься в метро или сесть, например, в автобус, как выяснится, как много «москвичей и гостей столицы» пользуются общественным транспортом. Нагрузка на который часто превышает его возможности. Как справедливо отмечает журналист Марина Королева, поездка на транспорте – это период вынужденного безделья. Конечно, его можно скрасить чтением настенных реклам (в метро) и разглядыванием окрестностей (в наземном транспорте). Однако я – немножко о другом. О тех объявлениях, которые должны уменьшить степень разнообразных рисков, которым подвергаются люди, пользующиеся общественным транспортом.

Вслед за Мариной Королевой предлагаю обдумать призыв к пассажирам метро: «Обращайте внимание на подозрительных лиц». Только меня будет интересовать не вопрос о разных значениях слова лицо, т. е. «передняя часть головы» (широкоскулое лицо, например) и «человек, личность» (неизвестное лицо совершило поджог, например). Очевидно, что, различаясь по параметру одушевленность/неодушевленность, эти слова по-разному оформляют винительный падеж множественного числа: вижу красивые лица (окна, одеяла и т. п., как именительный) и назовите этих лиц (насекомых, млекопитающих, как родительный).

Меня интересует вопрос, что я должен делать, следуя призыву обратить внимание? Постараться запомнить, сфотографировать на мобильный телефон, вступить в контакт или сделать что-то еще? Наверное, глубокий смысл этого невнятного призыва – помочь предотвратить невнятные действия, источником которых могут быть эти же самые подозрительные лица. Не стану вдаваться в важный вопрос, кто, кого, в чем и по какой причине может подозревать. Однако в любом случае пассажир не может активно действовать на основании подозрения. Это исключительное право официальных лиц, сотрудников метрополитена. Так не написать ли обращайте внимание работников метрополитена на подозрительных лиц. Иначе, помогите таким образом сотрудникам выполнить их обязанности по предотвращению преступлений в зоне повышенной опасности. Если можете, конечно. А не просто запечатлевайте образы подозрительных лиц и их неприятные лица в своей памяти!

Подобное же сокращение текста, приводящее к его некоторому обессмысливанию, найдем и в салоне автобуса. Там объявление сообщает, что для выхода необходимо нажать кнопку, подав таким образом сигнал водителю. Он, получив этот сигнал, откроет дверь. Однако этим он только предоставит пассажиру возможность выхода, не больше и не меньше. Равно как и возможность другого использования открытой двери: чтобы помахать рукой знакомому на остановке, лучше разглядеть окрестности, если окна заморожены, просто проверить работу механизма… Так почему же и не написать точно «для открывания дверей …»?

Не успели вы задуматься над тем, не слишком ли придирчивы, ведь 99 % открывания дверей происходит исключительно для выхода, и успокоить себя тем, что транспорт не прощает любой, самой малой небрежности, как салон оглашает устное объявление. Оно призывает «строго соблюдать правила дорожного движения» (вообще!) и раскрывает одно из таких правил: обходите общественный транспорт сзади, а трамвай – спереди. Помилуйте! Разве трамвай это не общественный транспорт? Скорее встретишь частный автобус или даже технический троллейбус, чем трамвай, не предназначенный для перевозки людей. И еще вопрос. А разве сзади не следует обходить вообще любой наземный транспорт, кроме трамвая, для которого, в отличие от всего иного транспорта, рядом расположены две линии в разных направлениях? По-моему, любой транспорт, общественный и частный, легковой и грузовой, если он движется не по рельсам, следует обходить сзади.

Вообще отношение к пассажирам в наших разных видах транспорта остается противоречивым. Не успели мы избавиться от несколько хамских форм инфинитива в значении призыва к действию типа не высовываться! или не прислоняться!, как возник спор между остановка по требованию или остановка по просьбе. Напомню, что требующий предполагает, что его обращение не только может, но и должно быть выполнено, а просящий допускает разные ответы в зависимости от объективных и субъективных обстоятельств.

Хочу закончить двумя вопросами. Кто из ездящих на маршрутках (маршрутных такси) не читал призыва требовать билет и кто хоть раз такой билет получал? Это уже пример не небрежности, а бессмысленности. По-видимому, не бескорыстной.

Итак, по крайней мере на транспорте общение между производителем услуг и их потребителем может быть усовершенствовано, поскольку существующие широко растиражированные формулы такого общения часто отражают реальность весьма неточно. Укореняя, таким образом, в обществе разнотипные случаи расхождения между языком и действительностью. И это уже не вопросы языковой правильности, но отражение интеллектуального уровня говорящих по-русски людей.

Око за око

Как известно, история ничему не учит, она наказывает тех, кто не выучил ее уроки. Но можно сказать и по-другому: история мстит тем, кто не выучил ее уроки. А вот учителя и родители за невыученные уроки могут только наказывать, но не мстить. В чем причина этих расхождений? В капризах сочетаемости русских глаголов наказывать и мстить или в различии их значений?

Русские глаголы наказывать и мстить обозначают ситуацию, в которой Х совершил плохой поступок, а в ответ на это Y делает что-то плохое для Х. Именно этим и исчерпывается значение глагола мстить. Глагол наказывать имеет, помимо уже отмеченного, еще и другую часть значения, отсутствующую у мстить. Мстят ради собственного удовлетворения и самоутверждения. А наказывают, не просто реализуя принцип «око – за око, зуб – за зуб». В глаголе наказывать зло как ответная мера исходит из желания Y-а избежать повторения подобных плохих поступков со стороны Х-а.

Именно этим и объясняется то, что «слепые» силы (судьба, природа, история и т. д.) могут и наказывать, и мстить, а ответственные за свои поступки люди (судьи, учителя, родители и т. д.) – только наказывать. Несколько огрубляя, можно сказать, что мстящий ориентирован в своих поступках на себя, свои чувства и на прошлое, а наказывающий – не на себя, но на объект своего действия, и не столько на прошлое, сколько на будущее.

Похожим образом противопоставлены русские глаголы благодарить и поощрять. Эта пара глаголов представляет ситуацию, практически симметричную той, в которой выступают глаголы мстить и наказывать. Х совершил хороший поступок, и за это Y испытывает по отношению к Х-у хорошие чувства, выражая их в словах и/или поступках, считая, таким образом, дело законченным. Глагол поощрять, обозначая точно такую же ситуацию, имеет еще и другую часть значения. Y непременно делает что-то, чтобы Х и впредь совершал такие же хорошие поступки. В качестве конкретизирующих по отношению к поощрять могут выступать, например, глаголы премировать, награждать. Чуть упрощая, можно сказать, что поощрять уже включает благодарность, а вот благодарить не обязательно предполагает поощрение.

Замечу, что старый глагол поощрять и его производные, к сожалению, постепенно выходят из употребления. На смену приходит более простой по значению и, по-моему, несколько циничный глагол стимулировать со своими производными. В нем четко представлена установка на определенную цель, однако есть и существенные потери по сравнению с поощрять. Во-первых, потеряно обозначение того, что нечто хорошее уже сделано. А во-вторых, отсутствует положительная оценка сделанного со стороны окружающих.

Таким образом, можно несколько огрубленно установить следующие «пропорциональные» соотношения между значениями обсуждаемых слов: мстить так относится к благодарить, как наказывать относится к поощрять. Подобных «пропорциональных» отношений в русском языке очень много. В качестве оснований для них выступают важные семантические признаки. Например, мужской/женский пол, как в баран: овца = бык: корова = студент: студентка = плясун: плясунья = племянник: племянница и т. п. Или обычный/маленький размер, как в дом: домик = книга: брошюра = река: ручей и т. п. Или результат неизвестен/результат есть, как в читать: прочитать = писать: написать = учиться: научиться = искать: найти и т. п. Или обычная/большая степень признака, как толстый: толстенный = худой: худющий = влажный: мокрый и т. д.

Пусть никого не смущают математические обозначения в заметке о родной речи. Идеи и методы математики по отношению к русскому языку эффективно используются уже более полувека. Ведь русский язык – это очень сложный многоаспектный код, в единицах которого «зашифрованы» разными способами наши представления об окружающей действительности. Данное от рождения и воспитания более или менее бессознательное умение пользоваться этим кодом – совсем не то же самое, что строгое, объективное знание о том, как он устроен и работает. Но только на основе именно такого знания можно осуществлять автоматический анализ и синтез текстов, делать машинный перевод. Представление о том, что пренебрегающий математикой школьник может стать в будущем хорошим ученым в области гуманитарных наук, в частности лингвистики, безнадежно устарело. И, будучи филологом, я полностью соглашаюсь с утверждением: «Математики не может быть много».

Категория: ГОВОРИМ ПРАВИЛЬНО ПО СМЫСЛУ ИЛИ ПО ФОРМЕ? | Добавил: admin (22.01.2015)
Просмотров: 350 | Теги: правила речевого этикета, речевой этикет, роль интонации в общении, культура речи, риторика для школьников, речевое общение | Рейтинг: 0.0/0
ВИДЕОУРОКИ
ОБУЧАЮЩИЕ ФИЛЬМЫ ПО
   РУССКОМУ ЯЗЫКУ

ОТКРЫТЫЕ УРОКИ ДМИТРИЯ
   БЫКОВА

СКАЗКА

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

ЛЕКЦИИ ПО РУССКОЙ
   ЛИТЕРАТУРЕ


ВИДЕОУРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ В
   11 КЛАССЕ


ПИСАТЕЛЬ КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ТВОРЧЕСТВО ГОГОЛЯ

ТВОРЧЕСТВО САЛТЫКОВА-
   ЩЕДРИНА


ТВОРЧЕСТВО НЕКРАСОВА

ЛИТЕРАТУРА ВОЕННЫХ ЛЕТ

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ПИСАТЕЛЯ

ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

***

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. ХХ ВЕК

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
***

ЛИТЕРАТУРНЫЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА БОЛЬШОЙ
   СЦЕНЕ



ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРОБА ПЕРА

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

"УЧИТЕЛЬ  СЛОВЕСНОСТИ"
РЕКОМЕНДУЕТ








ПАН ПОЗНАВАЙКО


Презентации к урокам


портрет Пушкина
ВЫШИВАЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ
Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Copyright MyCorp © 2016  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0