Пятница, 21.06.2024, 10:07


                                                                                                                                                                             УЧИТЕЛЬ     СЛОВЕСНОСТИ
                       


ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ

МЕНЮ САЙТА
МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА
НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА
СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК
ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
РУССКИЙ ЯЗЫК [63]
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА [144]

Главная » Файлы » ВНЕКЛАССНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ » РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Литературная композиция по книге И. Шмелева «Лето Господне» (11 класс)
17.06.2014, 19:35

ЦЕЛИ:

1) расширение знаний учащихся об особенностях автобиографической прозы И. Шмелева;

2) приобщение учащихся к народной культуре, к богатствам русского языка.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

1) первый ведущий;

2) второй ведущий;

3) третий ведущий;

4) четвертый ведущий;

5) пятый ведущий;

6) шестой ведущий;

7) седьмой ведущий;

8) Шмелев;

9) Горкин;

10) хозяйка;

11) ряженые.

ХОД ВЕЧЕРА

Первый ведущий :

Мы, умиленные, читаем,

И праздник в праздник – хоровод,

Мы с декабрем, мы с мартом, с маем,

Мы обнимаем – круглый год.

И в каждом празднике с тобою

Хранитель наших детских снов,

Душа с тоскою голубою

К земле приникнувший Шмелев.

Второй ведущий :

«Лето Господне» (1927–1948 гг.) И. С. Шмелева, «книга трепетная, молитвенная, поющая и благоухающая», занимает особое место в русской автобиографической прозе ХХ в. Шмелев вошел в литературу как прозаик, мастерски владеющий богатствами народной речи. «Шмелев… последний… из русских писателей, у которых еще можно учиться богатству, мощи и свободе русского языка», – отмечал Куприн.

Первый ведущий :

Золотая пора детства. Золотая… Лучшая, самая светлая. И чем дальше уходит это время, тем более чудесным, золотым, розовым светом окрашивается оно. В памяти остаются только самые яркие памятные мгновения. Тихие семейные радости, любимые праздники, подарки. Для Ивана Шмелева источником радости, добра и вдохновения была Россия его детства, Россия, которую мы только начинаем постигать.

Третий ведущий :

В воспоминаниях Шмелева возникает та истинная, православная Русь, которой уже не было, когда он писал «Лето Господне». Страна пережила ужас братоубийственной войны, время всеобщей жестокости. И только в слове писателя расцвела, заиграла многоцветием красок, звуков, образов Россия его детства, Россия православная.

Второй ведущий :

«Лето Господне» строится как объединение ряда рассказов, посвященных детству писателя, и состоит из трех частей: «Праздники», «Радости», «Скорби». Впервые в истории русской литературы художественное время произведения строится на основе церковного календаря: оно циклично и воплощает идею вечного возвращения; в тексте повести следуют друг за другом описания великих и двунадесятых праздников, праздников в честь святых и праздников, связанных с чтимыми иконами.

Первый ведущий :

Два солнца ходят по нашему небу: солнце планетное, давшее нам бурную весну, каленое лето, прощальную красавицу осень и строго-грозную, но прекрасную и благодатную зиму; и другое солнце, духовно-православное, давшее нам весною праздник светлого очистительного Христова Воскресенья, летом и осенью – праздники жизненного и природного благословения, зимою, в стужу – обетованное Рождество и духовно бодрящее Крещение. Название повести приобретает дополнительный смысл – «благоприятный» период жизни православной Руси, сохранявший, с точки зрения автора, веру, дух любви, мудрое терпение и красоту патриархального уклада, период, совпадающий с детством повествователя.

Третий ведущий :

Воспоминания о детстве – это воспоминания о быте старой патриархальной Москвы и России, обладающие силой общения. В то же время «детский» сказ передает впечатления ребенка от каждого нового момента бытия, воспринимаемого в звуке, цвете, запахах. Мир, окружающий героя, рисуется как мир, несущий в себе всю полноту красок земного бытия, мир ярких красок, чистых звуков, волнующих запахов.

Первый ведущий :

Мир, изображенный Шмелевым, совмещает сиюминутное и вечное. Он рисуется как дар Божий. Внутренним нечувственным зрением маленький герой видит и другой свет, который открывается «оку уха» в любви: «он есть Свет». Мотив Божественного Света развивается на всем протяжении текста и связывает речь персонажей, речь рассказчика-ребенка и взрослого повествователя.

Четвертый ведущий :

Вторая книга «Лета Господня» посвящена христианским праздникам, которые следуют один за другим – по кругу, год за годом. Каждый раз их ждут с нетерпением, радуются, как в первый раз.

МАСЛЕНИЦА

Пятый ведущий :

«Масленица… Я и теперь еще чувствую это слово, как чувствовал его в детстве: яркие пятна, звоны, пылающие печи, синеватые волны чада в довольном гуле набравшегося люда, ухабистую снежную дорогу, уже замаслившуюся на солнце, с ныряющими по ней веселыми санями, с веселыми конями в розанах, в колокольчиках и бубенцах, с игривыми переборами гармони. Или с детства осталось во мне чудесное, непохожее ни на что другое, в ярких цветах и позолоте, что весело называется „масленица"».

Шестой ведущий :

«Масленица в развале. Такое солнце, что разогрело лужи. Сараи блестят сосульками. Идут парни с веселыми связками шаров, гудят шарманки. Фабричные, внавалку, катаются на извозчиках с гармоней. Мальчишки „в блина играют": руки назад, блин в зубы, пытаются друг у друга зубами вырвать, весело бьются лицами.

Широкая печь пылает. Две стряпухи не поспевают печь блины на сковородках величиной с тарелку. „Черные" блины пекутся из гречневой муки. Румяные кладутся в стопки. Пар идет от блинов винтами. Я смотрю от двери, как складывают их вчетверо и макают в горячее масло, налитое в миски. Пар валит изо ртов. Стоит благодатный гул: все довольны».

Седьмой ведущий :

«В субботу, после блинов, едем кататься с гор. Зоологический сад, где устроены наши горы, – они из дерева и залиты льдом, – завален глубоким снегом, дорожки в сугробах. Видно пустые клетки с сухими деревцами, ни зверей, ни птиц не видно. Да теперь и не до зверей. Высоченные горы на прудах. Над свежими тесовыми беседками на горах пестро играют флаги. Катятся с рычаньем высокие „дилижаны" с гор, мчатся по ледяным дорожкам, между валами снега с воткнутыми в них елками. Черно на горах народом. Масленица погожая. Сегодня немножко закрепило и после блинов – катается хорошо».

Пятый ведущий :

«И как только не рухнут горы! Верхушки битком набиты. Скрипят опоры. Но стройка крепкая: владимирцы строили на совесть.

Сергей скатывает нас на „дилижане". Дух захватывает, и падает сердце на раскате. Мелькают елки, стеклянные разноцветные шары, повешенные на проволоках, белые ленты снега. Катальщик тормозит коньками, режет-скрежет льдом. Василь Василич уже разгорелся, пахнет от него пробками и мятой. Отец идет считать выручку, а Василь Василич говорит: „Поручи надежному покатать!" Василь Василич хватает меня под мышку, как узелок, и шепчет: „Надежней меня тут нету". Берет низкие саночки – „американки", обитые зеленым бархатом с бахромой, и приглашает меня скатиться».

Шестой ведущий :

«Я приваливаюсь к нему под бороду, в страхе гляжу вперед… Далеко внизу ледяная дорожка в елках, гора, с черным пятном народа, и вьются флаги. Василь Василич крякает, трогает меня за нос варежкой. Он толкает ногой, санки клюют с моста, и мы летим, ахаемся в корыто спуска и выносимся лихо напрямую. Летит снеговая пыль, падает на нас елка, саночки вверх полозьями, я в сугробе. Василь Василич мотает валенками снегу под елкой. К нам подбегают катальщики, а мы смеемся».

ВЕЛИКИЙ ПОСТ.

Второй ведущий :

«Прошла, отгуляла веселая масленица, начинается Великий пост.

Шмелев :

– Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Сегодня у нас чистый понедельник, и все у нас в доме чистят. Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, на золоченый пряник „масленицы" – игрушки, принесенные вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок – пропала радость. И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. Теперь уже „душа начнется", – Горкин вчера рассказывал, – „душу готовить надо". Говеть, поститься, к Светлому дню готовиться.

Горкин :

– Вставай, милок, не нежься. Где у тебя тут масленица-жирнуха… мы ее выгоним. Пришел Пост – отгрызу у волка хвост. На постный рынок с тобой пойдем. Васильевские певчие петь будут „душе моя, душе моя" – заслушаешься.

Шмелев :

– А почему папаша сердиты на Василь Василича так?

Горкин :

– А грехи. Тяжело тоже переламываться, теперь все строго, пост. Ну, и сердются. А ты держись, про душу думай. Такое время, все равно, что последние дни пришли… по закону-то! Читай „Господи-Владыко живота моего". Вот и будет весело».

Первый ведущий :

«Радостное до слез бьется в душе моей и светит от этих слов. И видится мне вереницею дней поста Святое Воскресенье, в светах. Радостная молитвочка! Она ласковым светом светит в грустные дни Поста. Мне начинает казаться, что теперь прежняя жизнь кончается и надо готовиться к той жизни, которая будет… где? Где-то на небесах. Надо очистить душу от всех грехов, и потому все кругом – другое. И что-то особенное вокруг нас, невидимое и страшное».

Второй ведущий :

«В доме открыты форточки, и слышен плачущий и зовущий благовест – по-мни… по-мни… Этот жалостный колокол по грешной душе. Называется – постный благовест. Все домашние очень строги, и в затрапезных платьях с заплатками, и мне велели надеть курточку с продранными локтями. Ковры убрали, можно теперь ловко кататься по паркетам, но только страшно. Великий пост! Раскатишься – сломаешь ногу. От масленицы нигде ни крошки, чтобы и духу не было. Даже заливную осетрину отдали вчера на кухню. В буфете остались самые расхожие тарелки с бурыми пятнышками-щербинками – великопостные».

Третий ведущий :

«В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами, с воткнутыми в них зонтичками укропа, и с рубленой капустой, кислой, густо посыпанной анисом – такая прелесть! Я хватаю щепотками – так хрустит! И даю себе слово не оскоромиться во весь пост. Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все вкусно? Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые баранки, „кресты" из Крестопоклонной… мороженая клюква с сахаром, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар – лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва… А жареная гречневая каша с луком, запить квасом. А постные пирожки с груздями, а гречневые блины по субботам… А кутья с мармеладом в первую субботу, какое-то „коливо"! А миндальное молоко с белым киселем, а киселек клюквенный с ванилью, а… великая кулебяка на Благовещение, с вязигой, с осетриной! А калья, необыкновенная калья с кусочками голубой икры, с маринованными огурчиками… а моченые яблоки по воскресеньям, а теплая сладкая-сладкая „рязаня"… а грешники с конопляным маслом, с хрустящей корочкой внутри, с теплой пустотой внутри! Неужели и там, куда все уходят из этой жизни, будет все такое постное и почему все такие скучные? Ведь все – другое, и много, так много радостного».

Четвертый ведущий :

Главному герою романа Ване непонятно, почему взрослые такие скучные, ведь вокруг так много радостного. Он находит радость в самых в самых обычных вещах, в окружающих его предметах и людях. Он просто любуется Божьим миром.

Шестой ведущий :

«А мир полон движения, весеннего оживления. На Москве-реке начинается ледоход. Рекою пахнет, живою водой. А во дворе шум особенный: набивают лед в погреб. Горы его повсюду, до самых крыш сараев. В тени он синий и снеговой, свинцовый. А на солнце – зеленый, яркий. К обеду – ни глыбы, ни люда, лишь сыпучие вороха осколков, скользкие хрусталики на снегу».

Первый ведущий :

«А вот новая радость – поездка на постный рынок. Ехать далеко – через всю Москву, с остановками. Вдали виден золотой купол Храма Христа Спасителя. Он еще не достроен. Ваня Шмелев знает, что и его папенька пожертвовал деньги на строительство».

ПОСТНЫЙ РЫНОК

Горкин :

«Стропила наши, под куполом-то, – говорит к храму Горкин, нашей работки иу-ут! Государю Александр Миколаевичу, дай ему Бог царствовать, генерал-губернатор папашеньку приставлял, со своей артелью. Во всех мы дворцах работали, и по Кремлю. Гляди, Кремль-то наш, нигде такого нет. Все соборы собрались, Святители-Чудотворцы… Спас на Бору, Иван Великий, Золотая Решетка… А башни-то каки, с орлами! И татары жгли, и поляки жгли, и француз жег, а наш Кремль все стоит. И довеку будет. Крестись. Это прабабушка твоя Устинья все тут приказывала пристать, на Кремль глядела. Поглядим и мы. Высота-то кака, всю оттоль Москву видать. Я те на Пасхе свожу, все соборы покажу, и Крест Хорсунский, из хрустальной, сам Царь-Град прислал. Самое наше святое место, святыня самая».

Четвертый ведущий :

«Весь Кремль золотисто-розовый над снежной Москвой-рекой. Кажется мне, что там Святое, и нет никого людей. Стены с башнями – чтобы не смели войти враги. Святые сидят в Соборах. И спят цари. И потому так тихо.

Окна розового дворца сияют. Белый собор сияет. Золотые кресты сияют священным светом. Все в золотистом воздухе, в дымном голубоватом свете: будто кадят там ладаном».

Первый ведущий :

«Что во мне так бьется, наплывает в глазах туманом? Это – мое, я знаю. И стены, и башни, и соборы… и дымные облачка за ними, и это моя река, и черные полыньи, в воронах, и лошадки, и заречная даль посадов… – были во мне всегда. И все я знаю. Там, за стенами, церковка под бугром, – я знаю. И щели в стенах – знаю. Я глядел из-за стен… когда? И дым пожаров, и крики, и набат… – все помню! И бунты, и топоры, и плахи, и молебны… – все мнится былью… будто во сне забытом».

ТРОИЦЫН ДЕНЬ

Четвертый ведущий :

Все темней и кудревей березовый лес зеленеет,

Колокольчики ландышей в чаще зеленой цветут,

На рассвете в долинах теплом и черемухой веет,

Соловьи до рассвета поют.

Скоро Троицын день, скоро песни, венки и покосы…

Все цветет и поет, молодые надежды тая…

О весенние зори и теплые майские росы!

О далекая юность моя!

Первый ведущий :

«Пахнет горячими ватрушками, по ветерку доносит. Я сижу на досках у сада. День по-настоящему летний. Я сижу высоко, ветки берез вьются у моего лица. Листочки до того сочные, что белая моя курточка обзеленилась, а на руках – как краска. Пахнет зеленой рощей. Я умываюсь листочками, тру лицо, и через свежую зелень их вижу я новый двор, новое лето вижу. Сад уже затенился, яблони – белые от цвета; в сочной густой траве крупно желтеет одуванчик. Я иду по доскам к сирени. Ее клонит от тяжести кистей. Я беру их в охапку, окунаюсь в душистую прохладу и чувствую капельки росы. Завтра все обломают на образа. Троицын день завтра.

Горкин :

– Богатые ватрушки… На Троицу завтра красный денек будет. А на Духов день, помни вот, замутится все. А то и громком может погрозить. Всегда уж так.

Шмелев :

– А почему – „и страх, и радость…" – вчера сказал-то?

Горкин :

– Троица-то? А небось, учил в книжке, как Авраам Троицу в гости принимал… Как же ты так не знаешь? У Казанской икона вон… три лика, с посошками, под деревом, и яблочки на древе. А на столике хлебца стопочки и кувшинчик с питием. А царь Авраам поклонился, руки сложил и головку от страха отворотил. Страшно потому. Ангелы лики укрывают, а не то что… Пойдет завтра Господь во святой Троице по всей земле. И к нам зайдет. Радость-то кака, а? У тебя наверху в кивоте тоже Троица.

Шмелев :

– Я знаю! Это самый веселый образ. Сидят три Святых с посошком под деревцем, а перед ними яблочки на столе. Когда я гляжу на образ, мне вспоминаются почему-то гости, именины.

Горкин :

– Верно. Завтра вся земля – именинница. Потому – Господь ее посетит. У тебя Иван-Богослов ангел, а мой – Михаил Архангел. У каждого свой. А у земли-матушки – сам Господь Бог во Святой Троице… Троицын день. „Пойду, – скажет Господь, – погляжу, во Святой Троице навещу"».

Первый ведущий :

«Я смотрю на серую землю, и она кажется мне другой, будто она живая, – молчит только, и отчего-то грустно».

Второй ведущий :

«Едем на Воробьевку, за березками. Я с Горкиным на Кривой в тележке, Андрюшка-плотник – на ломовой. Едем мимо садов, по заборам цветет сирень. Воздух благоуханный, майский. С Нескучного ландышами тянет. Едут возы с травой, везут мужики березки, бабы несут цветочки – на Троицу. Дорога в горку, Кривая едва тащит. Горкин радуется на травку, на деревца, указывает мне что-то.

Горкин :

– Мамонова дача вон, богадельня Андреевская, Воробьевка скоро. А потом к Крынкину заедем, чайку попьем. А там вся Москва, как на ладошке. Справа деревья тянутся, в светлой и нежной зелени. Гляди, матушка Москва-то наша!.. – толкает меня Горкин и крестится».

Первый ведущий :

«Дорога выбралась на бугор, деревья провалились, – я вижу небо, будто оно внизу. Да где ж земля-то? И где Москва? – Внизу-то, в провал гляди… эн она где, Москва-то!»

Второй ведущий :

«Я вижу… Небо внизу кончается, и там, глубоко под ним, под самым его краем, рассыпано пестро, смутно, Москва… Какая же она большая!.. Смутная вдалеке, в туманце. Но вот, яснее… – я вижу колоколенки, золотой куполок Храма Христа Спасителя, игрушечного совсем, белые ящички-домики, бурые и зеленые дощечки-крыши, зеленые пятнышки-сады, темные трубы-палочки, пылающие искры-стекла, зеленые огороды-коврики, белую церковку под ними… Я вижу всю игрушечную Москву, а над нею золотые крестики».

Первый ведущий :

«В глазах у меня туманится. Стелется подо мной, в небо восходит далью. Едем березовой рощей, старой. Кирпичные заводы, низкие серые навесы, ямы. Дальше – березовая поросль, чаща. С глинистого бугра мне видно: все заросло березкой, ходит по ветерку волною, блестит, маслится.

Горкин :

– Приехали. Дайте-ка молодчику топорик, его почин. – Крепше держи топорик. В церкву пойдет, молиться у Троицы поставлю, помечу твою березку… Да ну, осмелей… ну?»

Третий ведущий :

«Солнце слепит глаза, как-то отдернул занавеску. Я жмурюсь радостно: Троицын день сегодня! Над моей головой зеленая березка, дрожит листочками. У кивота, где Троица, тоже засунута березка, светится в ней лампадочка. Комната кажется мне другой, что-то живое в ней. Везде у икон березки. И по углам березки, в передней даже, словно не дом, а в роще. И пахнет зеленой рощей».

Четвертый ведущий :

«Мы идем все с цветами. У меня ландыши, и в серединке большой пион. Ограда у Казанской зеленая, в березках. Ступеньки завалены травой так густо, что путаются ноги. Пахнет зеленым лугом, размятой сырой травой. В дверях ничего не видно от березок, все задевают головами, раздвигают. Входим как будто в рощу. В церкви зеленоватый сумрак и тишина. Шагов не слышно, засыпано все травой. И запах совсем особенный, какой-то густой, зеленый, даже немного душно. Иконостас чуть виден, кой-где мерцает позолота, серебрецо – в березках. Теплятся в зелени лампадки. Лики икон, в березках, кажутся мне живыми – глядят из рощи. Березки заглядывают в окна, словно хотят молиться. Везде березки: они и на хоругвях, и на распятии, и над свечным ящиком-закутком, где я стою, словно у нас беседка.

Это не наша церковь, это совсем другое, какой-то священный сад. И пришли не молиться, а на праздник, несем цветы, и будет теперь другое, совсем другое, и навсегда. И там, в алтаре тоже – совсем другое. Там, в березках, невидимо, смотрит на нас Господь, во святой Троице, таинственные Три Лика, с посошками. И ничего не страшно. С ними пришли березки, цветы и травки, и все мы, грешные, и сама земля, которая теперь живая, и все мы кланяемся ему, и Он отдыхает под березкой.

У иконы Троицы я вижу мою березку, с пояском Горкина. Это такая радость, что я кричу: „Горкин, моя березка! И поясок на ней твой! Горкин!" Я смотрю на Святую Троицу, а Она, Три Лика с посошками – весело на меня».

Пятый ведущий :

«Быстро пролетело лето, вот и осень в разгаре. К Покрову заканчиваются сельскохозяйственные работы, земля снежком покрылась. Каждый с нетерпением ждет Покрова».

ПОКРОВ

Шмелев :

– Отец ходит с Горкиным по садику и разговаривает про яблоньки. Редко, когда он говорит не про «дела», а про другое, веселое, а то все роди, да подряды, да сколько еще принять народу, да «надо вот поехать». И редко увидишь его дома. А тут будто на гулянье или когда ездил на богомолье с нами – веселый, шутит, хлопает Горкина по спине, радуется, какая антоновка нынче богатая. Горкин тоже рад, что отец душеньку отводит, яблочками занялся, и тоже хвалит антоновку.

Я вспоминаю, что скоро радостное придет, покров какой-то, и будем мочить антоновку. Покров – важный какой-то день, когда кончаются все «дела», землю снежком покроет, и «Крыша тогда – шабаш… отмаялся, в деревню гулять поеду», – говорил недавно Василь Василич. И все только и говорят: «Вот пойдет Покров – всему развяза». Я спрашиваю Горкина, почему – «развяза». Говорит: «А вот все дела развяжутся, вот и покров». Я жду с нетерпением, когда же придет Покров. Сколько же осталось?

Горкин :

– А ты вот считай – и ждать тебе будет веселей, а по дням скучно будет отсчитывать.

Хозяйка :

– А вот и гости с колядками к нам пожаловали!

(Входят ряженые, впереди мехоноша с бородой и усами, в одетом наизнанку полушубке, в рваной шляпе и с сумою или мешком для сбора даров)

Ряженые (по очереди):

– Здравствуйте, хозяюшка.

– Позволь во горницу войти!

– Во горенку войти, да на лавочку сесть!

– На лавочку сесть, да песенку спеть!

(Хором):

Пришла Коляда

Накануне Рождества

Хозяюшка, родна матушка,

Не ленись, подымись,

Ты подай пирога.

Как подаришь пирога —

Целый двор живота.

Не подашь пирога —

Одна куричья нога.

Хозяюшка в дому

Как оладейка в меду.

(По очереди)

– Что вы нам, хозяюшка, подарите?

– Денег горшок, или каши горшок?

– Кувшин молока или кусок пирога?

– Копеечки или конфеточки?

– Или гривеннички или прянички?

(Хором)

Открывайте сундучок,

Подавайте пятачок!

Хоть блин, хоть сала клин,

Хоть печенье, хоть варенье,

Нам на угощенье.

Хозяйка :

Да, попели вы на славу,

На потеху, на забаву,

Мехоноша, где мешок?

Получай-ка пирожок.

И бараночки, и конфеточки,

И гривеннички на прянички.

(Хозяйка одаривает ряженых)

Ряженые (хором):

Будете нас дарить – будем вас хвалить,

А не будете нас дарить – будем вас корить!

Примите нас на посиделки!

(Участники посиделок устраивают им заслон, взявшись за руки)

Хозяйка :

Выкуп платите

Или прочь уходите.

Ряженые :

Денег немае, сами занимаем.

Пряники, орешки взяли сладкоежки,

Но нам неча горевать,

Можем загадки отгадать.

(Участники посиделок кричат: «Загадать им загадки»).

Хозяйка : (обращаясь к ряженым):

Ах вы, хитрые ребятки,

Отгадайте же загадки:

Под гору коняшка, а в гору – деревяшка.

Две Палашки в лес бегут, носки загнутые.

Одной – зимой отдых, другим – летом, а третьей – ни зимой, ни летом.

Хозяйка :

Ах, спасибо вам, ребятки,

Что пришли в наш дом на Святки.

Ряженые :

Во славу Божию

овсом и рожью

народи Господи, и рожь, и пшеницу,

и всякую пашницу.

С праздником, хозяева, и прощайте!

(Уходят)

Шмелев :

– Приходила Коляда,

С Колядой была звезда.

Ты куда пошла опять,

Коляда, колядовать?

ФИНАЛ

К сизым кольцам взоры вскинем!

Мир печалью светлой болен…

Стынет в небе ярко-синем,

Строй прозрачных колоколен.

За все тебя, Господь, благодарю!

Ты, после дня тревоги и печали,

Даруешь мне вечернюю зарю,

Простор полей и кротость синей дали.

Я одинок и ныне – как всегда

И вот закат разлил свой пышный пламень,

И тает в нем Вечерняя Звезда,

Дрожа насквозь, как самоцветный камень.

И счастлив я печальною судьбой

И есть отрада сладкая в сознанье

Что я один в безмолвном созерцанье,

Что я всем чужд и говорю – с Тобой.

Первый ведущий :

Идеалом Шмелева была Святая Русь, он любовно воскрешает ее образы. Неразрывная связь писателя с родиной проявляется в поэтизации народной культуры, в сохранении и преображении богатств русского языка. Это особенно ярко проявилось в итоговой книге «Лета Господня», эпиграфом к которой избраны слова А. Пушкина:

Два чувства дивно близки к нам —

В них обретает сердце пищу —

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

Категория: РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА | Добавил: admin | Теги: декада русской литературы в школе, внеклассное мероприятие по русской, литературная игра, открытый ур, сценарий, литературный вечер в школе
Просмотров: 2271 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ
ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ
ПРОБА ПЕРА


Блок "Поделиться"


ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Статистика

    Форма входа



    Copyright MyCorp © 2024 
    Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0