Понедельник, 05.12.2016, 01:21

     



ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ
МЕНЮ САЙТА

МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА

НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
5 КЛАСС. ПРОГРАММА КОРОВИНОЙ [37]
5 КЛАСС. ПОСОБИЕ О.А.ЕРЕМИНОЙ [101]
6 КЛАСС [36]
7 КЛАСС [41]
8 КЛАСС [27]
9 КЛАСС [45]
10 КЛАСС [96]
11 КЛАСС [42]

Статистика

Форма входа


Главная » Файлы » ПРЕПОДАВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ. МЕТОДИЧЕСКИЕ СОВЕТЫ » 6 КЛАСС

Урок по творчеству Лескова в 6 классе "ТРАГЕДИЯ РУССКОГО ГЕНИЯ"
16.09.2014, 11:52
      Итак, Левшу в Англию отправляют при блохе и при курьере. В Лондоне ему суждено познать славу, а вернувшись в Россию — нелепо и бесславно погибнуть. Формулируем проблемный вопрос, родившийся на первом уроке, и постараемся разрешить его в аналитической беседе: «Почему трагически сложилась судьба русского гения? Случайна ли эта трагедия?» Обратимся к эпизоду «Левша в Англии».
      Англичане, в отличие от русского императора и придворных, сразу же «удивление» рассмотрели и оценили. Они сами явились в гостиницу и уважительно, как к равному, обратились к Левше: «Камрад — хороший мастер». Удивление вызывает у них и то, что сотворили русские мастера, а еще более — как они это сделали. Ведь Левша признался: «Наша наука простая: по Псалтирю да по Полусоннику, а архиметики мы нимало не знаем. <...> У нас это повсеместно».
      Почему же англичане не подняли Левшу на смех, видя, что «теперь нимфозория и не прыгает и даже не танцует»? Несмотря на свой прагматизм, склонность к расчету, «аккуратной точности», англичане с сожалением и сочувствием говорят о необразованности, незнании азов арифметики русскими мастерами. Они по достоинству оценили интуицию, фантазию, уникальность мастерства, способность работать на грани возможного («вы очень в руках искусны»). Англичане заинтересованы в таланте, готовы помочь ему, создать соответствующие условия: «Оставайтесь у нас, мы вам большую образованность передадим, и из вас удивительный мастер выйдет». Для них бесспорна ценность конкретной личности. Они судят о человеке по делу, его достоинствам, а не по чину. «Взяли англичане Левшу на свои руки, а русского курьера назад в Россию отправили. Хотя курьер и чин имел и на разные языки был учен, но они им не интересовались, а Левшою интересовались». Подшкипер скажет графу Клейнмихелю: «У него... хоть и шуба овечкина, так душа человечкина».
      Через сюжетные параллели Лесков постоянно дает читателю повод сравнивать и делать соответствующие выводы. Вспомним, как, провожая Левшу из России, его снабдили в дальнюю дорогу платовскою кисляркою (типично российский способ заботы о мужике) да затянули ремнем потуже, «чтобы кишки не тряслись». Из Англии же мастера провожали «как настоящего барина».
      И все же гений и подкованная стальная блоха, которая перестала танцевать, — вещи, которые трудно совместить, с соседством которых трудно примириться. Очевиден «коварный» подвох. Не только сожаление, но и легкая ирония ощутима в диалоге Левши и англичан. Вспомним наивные аргументы мастера, свидетельствующие о его национальной гордости: «...мы в науках не зашлись, но только отечеству своему верно преданные»; «...а только наши книги против ваших толще, и вера у нас полнее».
      Трудно не согласиться с исследовательницей творчества Лескова И. В. Столяровой: «Так, в изображении удивительной работы тульских мастеров, одновременно и возвышающей их над заморскими соперниками, и выявляющей их слабость, выражает себя чуждая каких бы то ни было примирительно-апологетических тенденций горькая, тревожная мысль Лескова о грузе русской отсталости, непросвещенности, который сковывает великие силы и возможности народа, обрекая его на ряд поражений и неудач».
      Писатель помогает читателю пережить восхищение и вместе с тем ощутить боль и горечь. В статье, опубликованной в газете «Биржевые ведомости» в 1869 г., Н. С. Лесков размышлял о парадоксах русского изобретательства задолго до написания «Левши»: «Наконец — к нашим изобретателям. И. С. Тургенев отнимает у русских всякую изобретательность: по его словам, мы ничего не изобрели. Это неверно: мы едва ли не самые ретивые изобретатели, и пословица, что „немец обезьяну выдумал", едва ли не может быть с большим удобством обернута к нам, русским. Наши изобретатели во все времена отличались крайнею смелостью своих замыслов. У нас не занимались тем, чтобы что-нибудь получше применить или приспособить к местным потребностям и условиям, а всегда задавались выкинуть что-то необыкновенное, на удивление всему миру, — чтобы „чертям стало тошно", как говорилось. И точно, в области наших русских изобретений немало такого, от чего чертям было тошно. То у нас изобретался вечный двигатель, весь из дерева; за ним следовала эмаль, дозволявшая перевозить не только спирт, но и летучие масла в сосновых ящиках и мешках; затем шли деревянные рессоры, телего-сани для весенних дорог... Последующие годы не отрезвили нас и не убедили, чтобы что-нибудь изобретать — надо знать всю историю того производства, к которому применяется новое изобретение...» Автору сказа понятны и сильные, и слабые стороны русского «изобретательского чудотворства».
      Почему же Левша отказался от лестного предложения остаться в Англии? Посоветуем ученикам сравнить суждения героя об Англии и России. «Ничем его англичане не смогли сбить, чтобы он на их жизнь прельстился». Левша не мыслит себя вне России, родительского дома, православной веры, поэтому предложение англичан не ставит его в ситуацию выбора, хотя «все хозяйственные порядки их ему очень нравились, особенно насчет рабочего содержания».
      Отчего же Левша «вдруг начал беспокойно скучать»? Мастер потерял покой, «затосковал и затосковал», совершив открытие, которое, казалось бы, должны были сделать генералы, осматривая ружья. Его поразили вовсе не новые («Это и мы так можем»), а старые: «Это, — говорит, — против нашего не в пример превосходнейшее».
      Как видим, Левша отнюдь не «квасной» патриот. Признав достоинства английского оружия, он спешит сообщить государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят, дабы предупредить возможные потери и поражения русского воинства. Тульский мастер совершает простое, но гениальное открытие, хотя, как позднее граф Чернышев скажет Мартын-Сольскому, «в России на это генералы есть».
      Наконец, заключительная часть сказа. Неизбежен вопрос: «Почему в сказе параллельно ведется повествование об англичанине в России и о Левше на родине?» Контраст позволяет в еще большей мере обнаружить глубину трагедии русского гения. Е. Геймбух обратила внимание, как этот контраст выражен на языковом уровне: «...англичанина положили на перину — Левшу свалили на пол (стилистическая антонимия); англичанина сверху шубой покрыли — с Левши платье обрали; англичанина оставили потеть — Левшу — стыть; в посольстве заботятся о здоровье полшкипера (позвали к нему лекаря и аптекаря) — в „простонародной больнице" Левшу только умирать приняли (лексическая антонимия)». Обнажается горькая истина: жизнь человеческая в России обесценена, в прямом смысле не имеет никакой цены. Через детали, «коварные» мелочи Лесков обнаруживает абсурд русской жизни: случайность — отсутствие паспорта или другого «тугамента» — стала для Левши роковой. Всю ночь возят уже пребывающего в беспамятстве Левшу по больницам — и везде отказ: человек «без бумажки» — ничто (живучая российская традиция). Впрочем, и при наличии паспорта Левша скорее всего попал бы в простонародную больницу, где «всех умирать принимают». Абсурд у Лескова, как и в русском фольклоре, оказывается способом познания реальности.
      Парадокс: никому, кроме английского полшкипера, нет дела до русского мастера. Именно ему, англичанину, принадлежат слова: «У него... хоть и шуба овечкина, так душа человечкина». Но личность, а тем паче душа сильными мира сего в России «в расчет не принимаются» («Англичанина сейчас оттуда за это рассуждение вон, чтобы не смел поминать душу человечкину»).
      В высшей мере трагична развязка сюжета. Левша мог уйти из жизни, не приходя в сознание, и унести с собой свое открытие. Судьбе было угодно, чтобы он успел сообщить об «английском секрете» Мартын-Сольскому («И с этою верностью Левша перекрестился и помер»). Прискорбно, но на результат это не повлияло, будто и не было предсмертного предостережения мастера. Левша перед смертью исполнил долг своей души перед Россией — военный министр не исполнил свой гражданский, государственный долг. «Государю так и не сказали, и чистка все продолжалась до самой Крымской кампании».
      В сказе трагедия личности, трагедия гения сопряжена с трагедией России. «А доведи он левшины слова в свое время до государя, — в Крыму на войне с неприятелем совсем бы другой оборот был». Из-за отсталости России была проиграна война при численном превосходстве и доблести, героизме русских солдат. Трагедия русского гения оказывается символичной. Власть в России чужда интересам личности, интересам государства.
      Подтверждение тому находим, выполняя дифференцированные групповые задания по проблеме «Власть и народ»: «Каково отношение государей Александра I, Николая I, Платова к простому народу (к народу вообще и конкретному человеку, за границей и у себя дома, на словах и на деле)?»
      Анализируя на предыдущем уроке стиль сказа (на примере главы 1), мы обратили внимание на то, что общий тон высказываний повествователя о государе Александре Павловиче доверительно-почтительный, но неожиданные «коварные» словечки, обороты дают читателю повод усомниться в императоре как государственном деятеле. Вспомним глагол «проездиться», выдающий легкомысленность царя («захотел по Европе проездиться»).
      Глава государства Российского легко идет на поводу у англичан. Перед поездкой в кунсткамеру он говорит Платову: «Там такие природы совершенства, что как посмотришь, то уже больше не будешь говорить, что мы, русские, со своим значением никуда не годимся». Увидев английскую пистолю, царь «взахался ужасно» — чего стоит просторечный неологизм, передающий чрезмерную восторженную чувствительность государственного мужа! Или «у государя от военных дел сделалась меланхолия». Средствами сказа Лесков достигает сатирического эффекта. Образ государя «снижается». Язвительная ирония создает комический эффект. В учебнике-хрестоматии для 5 класса есть статья о комическом (с. 178—180). Углубим первоначальное представление ребят об иронии. При иронии истинный смысл высказывания замаскирован, прямо противоположен тому, что выражается в нем. Ирония помогает ощутить нелепость происходящего. Она отделяет писателя от героя, который и не подозревает, что над ним смеются.
      Александр Павлович говорит Платову: «Вот если бы у меня был хотя один такой мастер в России, так я бы этим весьма счастливый был и гордился, а того мастера сейчас же благородным сделал». На словах государь — патриот, справедливый правитель. Когда же Платов убеждает его, что это оружие — дело рук тульского мастера, он сожалеет, что атаман англичан «сконфузил».
      Проявляя поразительную расточительность, восторженный государь, как в сказке, за блоху «сразу же велел англичанам миллион дать, какими сами захотят деньгами, хотят серебряными, хотят мелкими ассигнациями». Да еще пять тысяч за футляр приплатил. В сказке традиционно жалуют достойных. «Англицких же мастеров государь с честью отпустил и сказал им: „Вы есть первые мастера на всем свете, и мои люди супротив вас сделать ничего не могут"». За легкой готовностью признать приоритет англичан —  отрыв от национальной почвы, забвение интересов собственной страны и незнание своего народа. Ирония, обнаруживая абсурдность ситуации, окрашивается в трагические тона. По дороге домой Платов пытается уверить государя, что русские мастера «все могут сделать». Но «государь этого не хотел долго слушать».
      Для закрепления понятия «ирония» попросим учащихся 2-й и 3-й групп, выполняя задание, обнаружить иронию, явную и в характеристике Николая I, и атамана Платова.
      На первый взгляд Николай I кажется абсолютной противоположностью брату: «...государь Николай Павлович в своих русских людях был очень уверенный и никакому иностранцу уступать не любил». И даже на уверения Платова, что «тульские мастера ничего удивительнее сделать не могли», заявил: «Я знаю, что мои меня не могут обманывать. Тут что-нибудь сверх понятия сделано». Царь — патриот на словах. Уже в этом заявлении обращает на себя внимание соседство личного и притяжательного местоимений, которое в дальнейшем будет настойчиво повторяться, обнаруживая крайний эгоцентризм интересов и чаяний императора. О сатирической окрашенности образа Николая I речь шла на предыдущем уроке.
      Очевидна противоречивость образа атамана Платова. Он герой Отечественной войны, патриот. Он убежден в талантливости русского народа, делает все, чтобы убедить в этом императора Александра. Ему удается неоднократно «конфузить» англичан (история с пистолетом, сахаром, микроскопом). Платов, в отличие от государей Александра и Николая, понимает, что русские мастера «все могут сделать, но только им полезного ученья нет», «что у англицких мастеров совсем на все другие правила жизни, науки и продовольствия, и каждый человек у них себе все абсолютные обстоятельства перед собою имеет» (это роднит Платова и Левшу).
      На деле же, требуя исполнения царского указа, Платов крайне груб с оружейниками, так как боится грозы, которая разразится над ним, если мастера не выполнят волю государеву: «Что вы, подлецы, ничего не сделали, да еще, пожалуй, всю вещь испортили! Я вам голову сниму!» Вспомним, как он «протянул руку, схватил своими куцапыми пальцами за шивороток косого левшу, так что у того все крючочки от казакина отлетели, и кинул его к себе в коляску в ноги».
      Символична сцена возвращения в Тулу: «Платов ехал спешно и с церемонией: сам он сидел в коляске, а на козлах два свистовые казака с нагайками по обе стороны ямщика садились и так его поливали без милосердия, чтобы скакал. А если какой казак задремлет, Платов его сам из коляски ногою пнет, и еще злее понесутся». Насилие, попрание личности стали делом привычным, «это далеко не случайные мелочи, а частные проявления той системы подавления личности в России, которая является главной причиной трагизма судеб талантливых русских людей, тормозит историческое развитие страны и угрожает ее благополучию». Заметим, что в конце сказа и сам Платов, совсем отслужившийся, утративший былую власть, признался полшкиперу: «Теперь меня больше не уважают». Теперь и он никому не нужен.
      Трагический сюжет наложил отпечаток на элегически звучащий финал сказа, соответствующий эпосу «с очень человечкиной душою». Писатель убежден, что «предания эти нет нужды торопиться забывать». Восхищаясь безымянным левшою, он выделяет определяющие черты гениального русского мастера. Это «борьба против прилежания и аккуратности», «артистическая удаль, которая иногда превосходит меру».
Категория: 6 КЛАСС | Добавил: admin | Теги: МО учителей русского языка и, методические рекомендации по провед, уроки литературы в 6 классе, преподавание литературы в школе
Просмотров: 345 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
ВИДЕОУРОКИ
ОБУЧАЮЩИЕ ФИЛЬМЫ ПО
   РУССКОМУ ЯЗЫКУ

ОТКРЫТЫЕ УРОКИ ДМИТРИЯ
   БЫКОВА

СКАЗКА

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

ЛЕКЦИИ ПО РУССКОЙ
   ЛИТЕРАТУРЕ


ВИДЕОУРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ В
   11 КЛАССЕ


ПИСАТЕЛЬ КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ТВОРЧЕСТВО ГОГОЛЯ

ТВОРЧЕСТВО САЛТЫКОВА-
   ЩЕДРИНА


ТВОРЧЕСТВО НЕКРАСОВА

ЛИТЕРАТУРА ВОЕННЫХ ЛЕТ

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ПИСАТЕЛЯ

ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

***

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. ХХ ВЕК

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
***

ЛИТЕРАТУРНЫЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА БОЛЬШОЙ
   СЦЕНЕ



ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРОБА ПЕРА

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

"УЧИТЕЛЬ  СЛОВЕСНОСТИ"
РЕКОМЕНДУЕТ








ПАН ПОЗНАВАЙКО


Презентации к урокам


портрет Пушкина
ВЫШИВАЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ
Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Copyright MyCorp © 2016  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0