Вторник, 06.12.2016, 08:44

     



ПОРТФОЛИО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА   ВРЕМЯ ЧИТАТЬ!  КАК ЧИТАТЬ КНИГИ  ДОКЛАД УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА    ВОПРОС ЭКСПЕРТУ
МЕНЮ САЙТА

МЕТОДИЧЕСКАЯ КОПИЛКА

НОВЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

СЛОВЕСНИКУ НА ЗАМЕТКУ

ИНТЕРЕСНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

ПРОВЕРКА УЧЕБНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

Категории раздела
ТАЙНЫ ЛИТЕРАТУРЫ [43]
ПРАКТИКУМ "УЧИМСЯ ПОНИМАТЬ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ" [161]
УЧИМСЯ ЧИТАТЬ ЛИРИЧЕСКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ [25]
КАК ЧИТАТЬ КНИГИ [34]
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА [40]
СЛОВАРЬ ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ [295]
ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ОПЕЧАТОК [45]
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ [53]
КАК МЫ ПОРТИМ РУССКИЙ ЯЗЫК [14]
ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ О ЯЗЫКЕ [113]
ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ О ЛИТЕРАТУРЕ [55]
ЛИТ-РА, ИЛИ СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ЛИТЕРАТУРУ [23]

Статистика

Форма входа


Главная » 2014 » Июнь » 2 » ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВО ИМЯ ЛИТЕРАТУРЫ?
16:55
ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВО ИМЯ ЛИТЕРАТУРЫ?
Сэра Артура Конан Дойла не надо представ­лять нашему читателю. Автор «Белого отряда» и других исторических, научно-фантастичес­ких романов, а главное — создатель неповтори­мого образа интеллектуального и ироничного сыщика Шерлока Холмса, кажется, не нужда­ется в рекомендациях.Однако, как известно, и на Солнце бывают пятна. Ныне писатель и сам оказался в центре детективного скандала.

Все мы, что греха таить, любим детекти­вы. Как утверждают психологи, мы, следя за чужими преступле­ниями и их расследо­ванием, «выпускаем пар», снижаем агрес­сивность своей собст­венной натуры.

Ну а что сами ли­тераторы? Что их за­ставляет писать кро­вожадные романы? Оказывается, многим из них тоже свойственна склонность к авантюрному риску. Причем не­которые отнюдь не успокаиваются на том, что описывают на бумаге придуманные ими пре­ступления. Некоторые совершают их на самом деле. Среди них, возможно, был и сэр Артур Ко­нан Дойл.

Так пишет в газете «Индепендент» от 10 сен­тября 2000 года журналист Роберт Мендик. Ос­нования для такого суждения он почерпнул в 446-страничном исследовании, которое в тече­ние 11 лет вел бывший психолог Роджер Гэр- рик-Стилл. Сам же исследователь, в свою оче­редь, утверждает, что его версия основана на до­стоверных фактах, почерпнутых, в частности, из писем, завещаний, свидетельств о смерти и прочих документов,

В основе обвинения — знаменитая повесть «Собака Баскервилей». Известно, что на напи­сание этого произведения, впервые опублико­ванного в 1901 году, Конан Дойла вдохновила история о таинственной собаке на болотах, ус­лышанная им в гостях у друга Бертрама Флетчера Робинсона. Конан Дойл даже позаимство­вал имя Гарри Баскервиля — садовника и куче­ра своего друга Робинсона.

В этом, однако, не было бы особого крими­нала — писатели, как известно, черпают свои сюжеты из окружающей жизни, из рассказов бывалых людей. Если бы не одна тонкость. Как утверждает теперь Роджер Гэррик-Стилл, Ро­бинсон сам был журналистом и писателем, и повесть была фактически им и написана.

Чтобы скрыть сей прискорбный для себя факт, Конан Дойл пошел на преступление, в результате которого приятель-журналист умер загадочной смертью в возрасте 36 лет. Причем действовал «отец» Шерлока Холмса не в оди­ночку, ему помогала жена Робинсона — Глэ­дис, с которой у писателя была любовная ин­трижка, а может, и бурный роман.

Гэррик-Стилл начал свое расследование в 1989 году, когда переехал на новое место жи­тельства — в Парк-Хилл Хаус на окраине Дарт­мура (это как раз то самое место, где разворачи­вается действие «Собаки Баскервилей»). Сразу же после переезда в квартире Гэррика-Стилла стали вдруг происходить весьма странные, мис­тические вещи: в гостиной несколько раз под­ряд срывалась с крючка и падала со стены рам­ка с фотографией Конан Дойла, сделанной еще в 1865 году, когда тот был мальчиком. Гэррик-Стилл решил, что это неспроста...

И тут ему на глаза попалась написанная в 1900 году книжка «Приключение в Дартмуре», автором которой был неизвестный психологу доселе Робертсон. Ознакомившись с ее содер­жанием, Гэррик-Стилл был ошеломлен: рас­сказанная история практически копировала сюжет «Собаки Баскервилей», но... вышла в свет на год раньше знаменитой повести.

«К 1905 году источник литературного вдохновения сэра Артура полностью иссяк, — полагает Роджер Гэррик-Стилл. — Не случай­но в одном из рассказов он даже захотел при­кончить Шерлока Холмса руками злодея Мориарти и на том закончить цикл...»

Однако вскоре, вроде бы по пожеланиям читателей, Конан Дойль оживляет своего героя и выдает «на-гора» одну из самых впечатляю­щих повестей цикла — о проклятии рода Бас­кервилей. Откуда взялось «второе дыхание»?

По мнению Стилла, именно в этот момент исчерпавший себя литератор позаимствовал чужой сюжет и многие подробности развития фабулы у журналиста и писателя Бертрама Флетчера Робинсона. О нем Конан Дойлю рас­сказала его новая любовница, бывшая женой этого самого Робинсона.

Появившаяся год спустя «Собака Баскер­вилей» имела огромный успех, что было весь­ма кстати: ведь уже восемь лет прошло с тех пор, как по замыслу Конан Дойла погиб люби­мый всеми литературный герой — детектив Шерлок Холмс. Слава Конан Дойла начинала меркнуть. «Воскрешение» Холмса состоялось как раз вовремя, но, как считает Гэррик-Стилл, оно поставило Конан Дойла в зависи­мое и постыдное положение — в любой момент Робинсон мог устроить скандал, навеки погу­бивший бы славу и честь именитого писателя. Само существование бывшего приятеля таило в себе угрозу.

И он пошел на сговор с женой Робертсона. У нее были свои причины для преступления. Ее брак оказался бездетным, и это угнетало Глэ­дис, так что она с легким сердцем завела ин­трижку с Конан Дойлом. Таким образом, несча­стный Робинсон мешал им обоим.

И все-таки как они смогли избавиться от молодого здорового мужчины, не вызвав из­лишних подозрений?

Тут самое время вспомнить, что Конан Дойл имел медицинское образование и даже, подобно доктору Ватсону, некоторое время практико­вал. А Шерлок Холмс, если помните, отлично разбирался в ядах (что означает: в них разби­рался и сам Конан Дойл).

В общем, по мнению Гэррика-Стилла, под руководством писателя Глэдис стала подмеши­вать мужу в еду и питье настойку опия, посте­пенно увеличивая дозу. И став законченным наркоманом, Робинсон скончался 21 января 1907 года, очевидно, получив слишком боль­шую дозу наркотика.

Впрочем, официальный диагноз гласит, что журналист скончался от брюшного тифа. Одна­ко, как считает Гэррик-Стилл, эксгумация тела могла бы доказать, что журналист умер именно от отравления. В настоящее время сыщик-любитель добивается, чтобы Министерство внут­ренних дел Великобритании дало официальное разрешение на извлечение останков. В качестве аргумента он использует фотографию пышуще­го здоровьем 36-летнего Робинсона, сделанную в январе, когда теоретически тот должен был находиться на смертном одре.

Действительно ли все это так или все вы­шеизложенное является всего лишь ловким рекламным трюком, способствующим распро­даже книги самого Роджера Гэррика-Стилла, покажет будущее. Пока же можно сказать, что одного Стилл уже добился — его книги идут нарасхват.

Кстати, случалось уже не раз, что журна­листы, а то и литераторы, чтобы проникнуть­ся духом среды и событий, о которых собира­ются писать, становились матросами, докера­ми, проводниками на железных дорогах и т. д. Иные даже во имя будущей литературной сла­вы становятся членами преступных группиро­вок, грабителями-одиночками или даже убий­цами-маньяками.

Во всяком случае, Джек Друммонд, грезя­щий о писательской славе и написавший ряд криминальных романов, поступил именно так, Ранним утром 18 июля 1978 года полиция го­рода Колумбуса (США) обратила внимание на странного человека, нервно прохаживающего­ся напротив отделения Национального банка. Одет субъект был во все черное, руки держал в карманах длинного плаща и постоянно озирал­ся по сторонам.,

Один из колов решил поинтересоваться личностью незнакомца и попросил его предъя­вить документы. В ответ тот выхватил из кар­мана пистолет. Однако полицейский был наче­ку и вовремя перехватил руку преступника. В результате завязавшейся потасовки нападав­ший был ранен и вскоре скончался прямо у две­рей Национального, банка...

В ходе расследования полиции удалось вы­яснить, что убитый мнил себя профессиональ­ным литератором. Он даже написал два романа, один из которых был напечатан под псевдони­мом Джордж Редер. Однако славы и денег он автору не принес, и тогда тот пошел ва-банк. В его записной книжке следователь обнаружил план ограбления трех банков сразу.

«Обыкновенное преступление сегодня мало кого удивит — их совершают с необычайной легкостью ежеминутно, — откровенно писал Друммонд. — Но если ограбить три банка под­ряд — о, это может возбудить интерес! Если я хочу написать действительно правдивый роман, он должен содержать невероятные обстоятель­ства и напряженность хорошей криминальной истории плюс истинные переживания героя...»

Однако если в романе или кинофильме уси­лиями автора и режиссера главный герой может благополучно продержаться до конца книги или передачи, то на практике Джек Друммонд погиб, не совершив ни одного ограбления.

Возвращаясь к началу нашей истории, до­бавим справедливости ради, что заимствование сюжетов — довольно-таки распространенная практика среди пишущей братии. Так, в свое время знаменитый Жюль Верн был обвинен в краже сюжета у некоего Аристида Роже (под этим псевдонимом, как выяснилось позже, скрывался профессор Жюль Рангард). Неодно­кратно в плагиате обвиняли Александра Дю­ма. А уже в начале века подобные обвинения попортили немало крови Михаилу Шолохову.

Но все в конце концов встало на свои места. Так, наверное, будет и в случае с Конан Дойлом. Со временем выяснится, что в пылу поле­мики Роджер Гэррик-Стилл несколько пере­гнул палку. И слава богу, что он еще не поку­сился непосредственно на существование Шерлока Холмса.

Тут уж точно известно, что он был создан сэром Артуром Конан Дойлом, и даже извест­но, кто является его прототипом.

«В то время как я изучал медицину в Эдин­бурге, университет этого города насчитывал в числе своих профессоров несколько поистине замечательных людей. Но из всех, кого случай привел мне узнать, самым замечательным и лю­бопытным человеком оказался Джозеф Белл, хирург Эдинбургского госпиталя. С первой же встречи он произвел на меня неизгладимое впе­чатление. Тонкий, сухой и нервный, могучий нос, острое лицо, пронизывающие серые глаза, угловатые плечи, порывистая походка; речь сильная и скрипучая, как ржавое колесо...»

Узнаете? Перед вами портрет знаменитого мистера Шерлока Холмса.

Причем все, кто знал Белла, обращали внимание на одну особенность в характере профессора — его исключительную наблюда­тельность. «Я приведу один характерный при­мер, — продолжает Дойл свой рассказ.

Бывший солдат, не так ли, дружище? — сказал он как-то одному из своих пациентов.

Да, доктор.

Недавно оставивший службу?

Да, доктор.

Горношотландский полк?

Да, доктор.

Унтер-офицер.

Да, доктор.

Барбадосского гарнизона.

Да, доктор.

Этот человек, господа, — объяснил он нам затем, — был полон уважения к нам, од­нако он не снял, перед нами шляпы: в армии не обнажают головы; этот штатский обычай он, бесспорно, усвоил бы, если не так недавно ос­тавил военную службу. У него самоуверенный вид, и он явно выраженный шотландец. О Бар­бадосе я подумал после того, как увидел на нем следы слоновой проказы — болезни, как вы сами знаете, Вест-Индии, а не Англии.

Ватсонам, которые в этот момент составля­ли его пораженную аудиторию, все стало вдруг очевидным, хотя до этого объяснения казалось чудесным и невероятным...»

Этот случай и вспомнился Конан Дойлу, когда, проработав несколько лет врачом, на­писав в свободное время множество рассказов и фельетонов, он понял, что все эти занятия не продвинули его ни на шаг ни в медицинской, ни в литературной карьере. И тогда он решил придумать «нечто новое и настоящее».

Такой находкой и стал его бывший профес­сор, по воле литератора превратившийся в ча­стного детектива. Ну а доктор Ватсон стал иде­альным слушателем, которому Шерлок Холмс всякий раз растолковывает, что, как и почему.

«Я усердно работал, — вспоминает далее Конан Дойл. — Мои романы (тут писатель име­ет в виду свой «Белый отряд» и другие истори­ческие романы. — С. 3.) имели приличный ус­пех, но не больше. Читатель требовал от меня похождений Шерлока Холмса; и время от вре­мени я их ему поставлял. Когда же, наконец, я написал две целых серии, я почувствовал опас­ность попасть в рабство к читателю: вскоре в моих произведениях могли начать ценить толь­ко то, чему я сам придавал только второстепен­ное значение. Чтобы подчеркнуть мою волю и свободу, я решил покончить с моим героем».

Так что, как видите, на совести Конан Дойла одно преступление уже было — он утопил Шерлока Холмса в Рейхенбахском водопаде вместе с профессором Мориарти. Однако это вызвало такие последствия, на которые писа­тель никак не рассчитывал. На него обрушил­ся вал возмущенных писем. Для многих лю­дей Шерлок Холмс оказался живым челове­ком, и его смерть они восприняли как личную трагедию. Общественное давление оказалось настолько сильным, что через некоторое вре­мя Конан Дойл вынужден был сдаться и ожи­вить своего героя.

С той поры прошло много лет. Нет на свете Конан Дойла, а на Бейкер-стрит и до сих пор приходят письма. В том доме, где по воле писа­теля долгие годы прожил его герой, ныне поме­щается небольшая фирма, в ее штате есть клерк, в обязанности которого входит отвечать на них. И он аккуратно, с чисто английской уч­тивостью пишет, что в настоящее время Шер­лок Холмс находится в длительном путешест­вии и потому не имеет возможности лично отве­тить своему корреспонденту.

Самое интересное, что время от времени Шерлок Холмс возвращается из своих путеше­ствий. И тогда мы знакомимся с его новыми приключениями в кино, на телеэкране или в очередной книге. Да-да, не удивляйтесь, и по сей день у Конан Дойла по всему миру множе­ство подражателей, которые, опираясь на ту или иную фразу в ранних рассказах о Шерло­ке Холмсе, сочиняют новые сюжеты.

Вот только обвинять Конан Дойла в дейст­вительном убийстве до недавнего времени не отваживался никто. Роджер Гэррик-Стилл ри­скнул. Но пока что-то не слышно, чтобы рас­следование, несмотря на весь газетный шум, хоть сколько-нибудь подвинулось.

Во-первых, описываемые события произо­шли на заре XX века и, стало быть, потеряли за давностью лет всякую актуальность. Во-вто­рых, как указывает сам Стилл, Конан Дойл имеет к данному делу косвенное отношение. И, наконец, в-третьих, в то время настойку опиума свободно продавали в аптеках, широко использовали как лекарство. Так что доказать, что она была использована в качестве отравы, не возьмется, наверное, ни один эксперт...

Да и самому Стиллу, по большому счету, это уже и не нужно. Пошумел, продал книгу, получил гонорар. Пора придумывать что-ни­будь новенькое...
Категория: ТАЙНЫ ЛИТЕРАТУРЫ | Просмотров: 375 | Добавил: admin | Теги: хрестоматития по литер, к урокам литературы, я познаю мир тайны литературы, интересноо писателях, удивительная литература, о литературном произведении | Рейтинг: 5.0/1
ВИДЕОУРОКИ
ОБУЧАЮЩИЕ ФИЛЬМЫ ПО
   РУССКОМУ ЯЗЫКУ

ОТКРЫТЫЕ УРОКИ ДМИТРИЯ
   БЫКОВА

СКАЗКА

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

ЛЕКЦИИ ПО РУССКОЙ
   ЛИТЕРАТУРЕ


ВИДЕОУРОКИ ЛИТЕРАТУРЫ В
   11 КЛАССЕ


ПИСАТЕЛЬ КРУПНЫМ ПЛАНОМ

ТВОРЧЕСТВО ГОГОЛЯ

ТВОРЧЕСТВО САЛТЫКОВА-
   ЩЕДРИНА


ТВОРЧЕСТВО НЕКРАСОВА

ЛИТЕРАТУРА ВОЕННЫХ ЛЕТ

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ПИСАТЕЛЯ

ТЕОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ

***

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

МИРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. ХХ ВЕК

ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
***

ЛИТЕРАТУРНЫЕ
   ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА БОЛЬШОЙ
   СЦЕНЕ



ПИСАТЕЛИ И ПОЭТЫ

ДЛЯ ИНТЕРЕСНЫХ УРОКОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ

КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ РЕЧЬ

ПРОБА ПЕРА

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ

Поиск

"УЧИТЕЛЬ  СЛОВЕСНОСТИ"
РЕКОМЕНДУЕТ








ПАН ПОЗНАВАЙКО


Презентации к урокам


портрет Пушкина
ВЫШИВАЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ
Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Copyright MyCorp © 2016  Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов и статей iLinks.RU Каталог сайтов Bi0